Понеділок, 15 травня 2017 08:47

Макрон и Европа

Клаус Шваб, основатель и президент Всемирного экономического форума в Давосе

Что показали выборы во Франции и почему провалилась идея “многоскоростной Европы”?

Победа Эммануэля Макрона на президентских выборах во Франции — самый верный признак того, что после серии кризисов и неудач Европа может восстановить
некоторое подобие уверенности в себе. Но возобновленное доверие не должно вести к возобновлению самодовольства.

Выборы показали, что французский центризм устоял перед избирательными нападками с обеих сторон.
Но сила этих нападок свидетельствует о том, что условия Европейского Союза остаются неустойчивыми.

И хотя существует широкое признание необходимости принятия срочных и решительных мер, нет согласия относительно того, какие именно меры нужны.
Подход, который доминировал в дебатах реформы ЕС, состоял в создании “многоскоростной Европы”. Идея заключается в следующем: вместо соглашения о том, когда и как достичь определенного оптимального уровня интеграции, каждой стране — члену ЕС должно быть разрешено продвигаться к интеграции своими собственными темпами, наряду с авангардными странами, продвигающими прогресс.

Но то, что может показаться удобным средством избежать сложных переговоров, на самом деле имеет серьезные проблемы. Во-первых, многоскоростной подход игнорирует постоянные подозрения и враждебность избирателей к ЕС. Brexit-референдум является лишь последним — хотя и самым последовательным — в длинной череде примеров. Не менее важно и то, что он игнорирует реальные потребности стран-членов.

Европа, несомненно, требует общего видения, основанного на общих ценностях, свободах и стандартах. Но любая общеевропейская концепция должна уважать видения, не говоря уже о самобытности, государств — членов ЕС и правительств, избранных для того, чтобы ориентироваться на приоритеты избирателей.

Общие ценности — это одно; детали социальных реформ и реформ рынка труда, налоговые системы или регуляторные режимы (помимо основ единого рынка) — это совсем другое. В этих сферах у стран — членов ЕС, потенциальных новых членов и даже выходящих стран совершенно разные потребности, в зависимости от их конкретной промышленной базы, демографической динамики, исторического наследия, а в случае балканских государств — постконфликтного бремени. Эти различия затрагивают не только темпы интеграции, но и путь.

Согласно Отчету о глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума, восемь из десяти наиболее конкурентоспособных европейских стран находятся на северо-западе Европы; страны, не входящие в ЕС, Швейцария и Норвегия завершают рейтинг. Но разрешение ситуации с разрывом в конкурентоспособности между севером и югом не может быть навязано сверху и не может быть единственной целью ведения бизнеса в ЕС. Конечно же, это нельзя исправить за одну ночь.

Это не означает, что решение об устранении разрыва в конкурентоспособности не является критически важным. Наоборот, создание более справедливого экономического ландшафта с помощью ЕС принесет пользу гражданам, позиционирует его как остров стабильности в глобальном море конфликтов и нестабильности.

Но европейским лидерам необходимо найти подход, учитывающий разные потребности и даже перспективы стран. Это означает меньше фокусировать внимание на своей правоте, а больше — на том, чтобы делать правильные вещи.

Это будет не первой областью, в которой Германия поднялась над разрушительным национальным эгоизмом и проявила гибкое и ответственное руководство. В 2015 г. коалиционное правительство Германии, несмотря на значительные внутренние проблемы, решило принять миллион беженцев, спасающихся от ужасов войны в Сирии и Ираке. Политика обернулась значительным политическим капиталом для правительственных партий, но в конечном итоге она докажет свою ценность для страны, которая сталкивается с демографическими проблемами.

Политические лидеры и их партнеры из частного сектора должны теперь последовать примеру Германии в ее политике в отношении беженцев. Это означает противостоять идее, что компромисс — это признак слабости и рецепт неэффективности, и вместо этого отстоять его как один из самых мощных инструментов принятия демократических решений и краеугольный камень европейского проекта. Прежде всего это означает признание того, что мы должны говорить не о Европе разных темпов развития, а о Европе разных потребностей.


© Project Syndicate

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №18-20 от 15.05.2017
Прочитано 309 раз
Другие материалы в этой категории: « Лакмус будущего Европы Портрет недели 8-14 мая »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
ШАРЖІ 
« June 2018 »
Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
КОЛУМНІСТИ БІЗНЕСУ

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.