Володимир Чеповий
спільно інвестувати
 
Володимир Полевий
захистити свій бізнес
 
Юрій Гусєв
розповісти про свій бізнес
 
Світлана Власова
розвивати свій бізнес
 
Олексій Чуєв
включитися у бізнес-події
Понеділок, 31 жовтня 2016 15:28

“За два года Украина не предоставила базу доказательств по делу Курченко”

Юрис Пойканс,
Чрезвычайный и Полномочный Посол Латвийской Республики в Украине

Чрезвычайный и Полномочный Посол Латвийской Республики Юрис Пойканс уже почти год представляет в Украине интересы своей страны. Хотя размеры этого балтийского государства невелики, роль Латвии в украинской политике несоизмеримо выше.

Да и Латвия отношениям с нашей страной придает особый статус.

  Именно поэтому в декабре 2015 г. Чрезвычайным и Полномочным Послом Латвийской Республики в Украине стал кадровый дипломат, имеющий опыт работы послом в Словении, Косово и Боснии и Герцеговине, а также заместителем главы миссии и советником посольства Латвии в США.

Во внешней политике Латвии в реализации политики сотрудничества Украина является одним из приоритетов.

Латвия — одна из немногих стран ЕС, которая постоянно и последовательно поддерживает намерения украинского государства идти по европейскому пути развития.

Она четко выражает свою позицию в вопросе незаконности аннексии Крыма, поддерживает территориальную целостность Украины и готова делиться своим опытом построения современного европейского государства.

Господин Пойканс — не любитель давать интервью и весьма сдержан в своих высказываниях, между тем признает, что Украина не всегда выступает последовательным партнером.

— В украинском финансовом секторе наметилась такая тенденция, как массовый переезд специалистов в Латвию на работу в страховые компании, банки и инвестиционные фонды. Ваше правительство изменило трудовое законодательство для украинцев? Какова государственная политика на рынке трудовой миграции в целом и в отношении украинцев в частности?
— У нас единое законодательство и каких-то преференций отдельным странам в нем нет. Более того, мы привлекаем иностранцев лишь в том случае, если нет соответствующих специалистов среди латышей.

А чтобы защитить свой рынок труда, на законодательном уровне закреплено, что трудового мигранта (на любую работу) невозможно привлечь на зарплату менее EUR818 до уплаты налогов.

Но сейчас в нашем правительстве идут дискуссии относительно установления разных минимальных планок, в зависимости от сектора экономики. Что касается банковской сферы, то она хорошо развита в Латвии.

И стабильна. У нас работают крупные банки: скандинавские Svedbank, SEB, Nordea, норвежский DnB, латвийский Rietumu, украинский ПриватБанк. В этом смысле банковская система Латвии открыта и транспарентна.

— Каких украинских специалистов готова видеть у себя Латвия?
— С Украиной активно сотрудничает Рижский кораблестроительный завод, где не хватает сварщиков. Также нужны специалисты в строительную область, так как многие латыши уехали на заработки в более богатые страны ЕС.

 У нас стремительно развивается сельское хозяйство, поэтому мы заинтересованы в кадрах и в этой сфере. Есть заинтересованность в привлечении украинских рабочих в текстильное производство.

— Украинские предприятия часто пользовались услугами ваших банков для работы с европейскими компаниями. Некоторые использовали латвийское финансовое законодательство как оффшор…

Сегодня в производстве Генеральной прокуратуры Украины находится ряд дел по возврату средств. Какова роль посольства Латвии в решении этого вопроса?

— Безусловно, в вопросах двусторонних отношений посольство играет определенную роль. Но влиять, например, на сотрудничество наших генеральных прокуратур мы не можем. И финансовые средства экс-чиновников правительства Януковича были не только в Латвии, но и в других странах ЕС.

Кроме того, важно доказать латвийской Генпрокуратуре, что те или иные суммы принадлежали определенным лицам. Посольство может лишь содействовать развитию этих контактов, но оно не принимает решений.

Должен быть активный диалог между обеими прокуратурами, чтобы найти консенсус в этом вопросе. Конечно, такие дела быстро не решаются, так как подобные процессы связаны с судебной системой.

Но, насколько я знаю, наша Генпрокуратура хотела бы видеть более активное сотрудничество с украинской стороны.

— А насколько успешен диалог между первыми лицами Украины и Латвии в этом вопросе?
— Мы видим этот вопрос в судебной плоскости, и правительства не могут повлиять на процесс. Понятно, что данная проблема будет подниматься на политическом уровне.

В сентябре была встреча президентов Украины и Латвии, и Петр Порошенко уже касался этого вопроса. Мы понимаем его важность для вашего правительства и президента. Но, увы, он не решаем политическим путем. Этот вопрос лежит сугубо в юридической плоскости.

— В ГПУ многие называют дело Сергея Курченко и возврат средств из Латвии “делом чести”. В чем была загвоздка?
— Мне кажется, что здесь больше вопросов к украинской стороне, почему данная тема не столь активно продвигалась. Потому что именно Украина больше заинтересована в этом. И я не вижу тут никаких проблем с латвийской Генпрокуратурой.

Если у Украины есть доказательства, что средства Курченко оказались в Латвии незаконным образом, мы готовы вернуть их. Все-таки на кону репутация нашей страны. И, со своей стороны, мы готовы решать любые вопросы и работать с Украиной.

— Тем не менее Латвия уже национализировала средства Курченко…
13 сентября 2016 г. латвийское издание LSM со ссылкой на расследование программы “De facto” сообщило, что латвийская сторона взыскала в государственный бюджет EUR50 млн средств бывших украинских высокопоставленных чиновников, арестованные в рамках борьбы с отмыванием “грязных” денег.

— Да, было судебное решение по данному вопросу. Но мы же не принимаем судебные решения просто так. За последние два года ваша страна не предоставила базу доказательств по делу Курченко. Почему? Нужно спросить у украинской стороны. Тем не менее наша Генпрокуратура настроена на конструктивное сотрудничество.

— Латвия пообещала, что вернет национализированные средства Курченко. Каким будет механизм возврата и о каких временных рамках может идти речь?
— В этом вопросе нужно уходить от политической составляющей. Пусть генеральные прокуратуры двух стран ведут переговоры и думают над механизмами. Главное, чтобы проблема не стала политической.

Ставить какие-то временные рамки, когда не ясно, чем завершится диалог, неправильно. Исходя из опыта европейских стран, такие процессы могут занимать даже по семь-восемь лет. В Латвии подобных прецедентов не было.

p 14— Латвия активно поддерживает позицию Украины в вопросах прекращения войны и возврата территорий. Изменились ли настроения латвийцев за два года? Куда эволюционирует общественное мнение?
— Поддержка латышами украинского населения остается на высоком уровне. Продолжается регулярный сбор гуманитарной помощи Вооруженным Силам Украины, жителям Донбасса. В Латвии проходят реабилитацию воины АТО и дети, родственники которых пострадали.

К тому же латыши очень хорошо понимают украинцев, ведь наша история тоже была очень сложной. И проблематика крымских татар нам близка: мы понимаем, что означают для небольшого народа риски потери языка и культуры.

— Каким видит решение вопроса по Донбассу ваше правительство?
— Мы поддерживаем в этом вопросе усилия Германии и Франции, т.е. разрешение конфликта на базе Минских соглашений. Можно долго говорить о том, хорошие они либо плохие, но это все-таки платформа, и благодаря ей существует возможность какого-то диалога. И это лучше, нежели вообще ничего. Бесспорно, вопрос крайне сложный.

И понятно, что без решения вопросов безопасности трудно вести беседу о политическом урегулировании. Поэтому в отсутствие иных альтернатив мы рассматриваем Минские соглашения как главную базу решения проблемы.

— Вы сказали, что можно дискутировать — хорошие или плохие Минские соглашения. С точки зрения вашей страны, какие они?
— В них заложена определенная “бомба”, вследствие чего выполнение этих соглашений труднореализуемо.

— Что вы подразумеваете под “бомбой”?
— У РФ и Украины полярные интересы и подходы к Минским соглашениям. Естественно, что для Украины основополагающий вопрос — восстановление территориальной целостности государства.

Ибо силы, находящиеся на территории так называемых ДНР и ЛНР, заинтересованы в своем статус-кво. А РФ, и это очевидно, не видит решения вопроса территориальной целостности Украины без определенной легализации режимов на упомянутых территориях.

Интересы РФ и Украины довольно противоречивые, согласитесь. Тем не менее правота — за украинской стороной, и должно быть решение с учетом интересов Украины, ибо целостность границ вашей страны должна быть восстановлена.

— То есть вы полагаете, что Минские соглашения не выполняет именно российская сторона? Иностранные наблюдатели отмечают нарушения с обеих сторон конфликта…
— Позиция Украины, основанная на том, что должны быть решены базовые вопросы безопасности, для меня абсолютно приемлема. Если с украинской стороны ежедневно информируют о человеческих потерях, трудно решать политические вопросы.

 А РФ видит вначале решение политических пунктов (амнистия и т.д.), а остальное — по ситуации. Мне кажется, что украинская логика более понятна. Ибо сначала должны умолкнуть пушки, а потом уже подключится дипломатия.

— Прямые латвийские инвестиции в Украину за прошлый год составили всего $35,4 млн. Почему ваш бизнес так пассивен на украинском рынке? Что его беспокоит или останавливает?
— С 2014 г. в Украине произошли серьезные тектоническо-политические изменения, а для бизнеса очень важна политическая стабильность. К тому же на востоке вашей страны сохраняется военный конфликт. Но краеугольным остается вопрос защиты иностранных инвестиций.

Это то, над чем вашему правительству нужно усиленно работать, учитывая не особо позитивный опыт и некую слабость украинской судебной системы (по правам собственности и т.д.).

Поэтому инвестиции в Украину не пойдут даже при всем ее экономическом потенциале, пока не будет транспарентной, прогнозируемой судебной системы. И не будет 100%-ной гарантии, что ночью предприятие не перепишут на других владельцев. Латвия — страна небольшая, и новости, особенно плохие, распространяются очень быстро.

— Зато украинские инвестиции в латвийскую экономику значительно больше: за 2015 г. — $69,8 млн.
— Ответ прост: в Латвии есть стабильность и гарантии, что предприниматель не столкнется с таким явлением, как рейдерство, и что у него не отберут бизнес.

— Одной из крупнейших инвестиций в экономику Латвии была покупка в 2014 г. инвестором из Украины предприятия Liep—jas Metalurgs…
— KVV Group приобрела наш завод-гигант (решение принимало правительство Латвии), который на тот момент имел финансовые проблемы. Но, наверное, это не самая удачная инвестиция, так как предприятие пока не работает.

Есть разные версии причин, которые сейчас обсуждаются, в том числе на внутриполитическом уровне. Из более удачных сделок — львовская компания “Галка” купила Лиепайскую кофейную фабрику, и она активно развивается.

— Увы, не только инвестиции, но и ситуация с торговлей не радует. В I квартале 2016 г. экспорт украинской продукции уменьшился на 28%.
С чем это связано?

— Латвийская статистика показывает иные данные: за первое полугодие общий прирост в торговле составил 20% (из них — 15% экспорт из Украины в Латвию). Такие разночтения по статистике у нас не только с Украиной. Тем не менее я вижу хорошую перспективу сотрудничества.

Ведь Украина для нас — рынок традиционный. К тому же в декабре в Киеве должно состояться заседание Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. А на первую половину 2017 г. запланирован визит в Латвию Президента Украины Петра Порошенко.

Думаю, эти ключевые события дадут еще больший толчок нашему длительному и взаимовыгодному диалогу.

— Страны Балтии пострадали от антироссийских санкций ЕС и ответных санкций России больше всех. По итогам 2015 г. товарооборот между Латвией и РФ сократился на 40%. Основные убытки — в пищевой, рыбоперерабатывающей, легкой промышленности. Потери достигли почти $650 млн (2,3% от ВВП страны). На какие рынки произошла пере­ориентация?
— Хочу акцентировать внимание на том, что санкции были введены не против РФ как таковой, а за ее действия в Украине. Не стану отрицать, что латвийские товары пользовались большим спросом на российском рынке (молоко, алкоголь, парфюмерия и т.д.).

Например, российская доля в закупках рыбных консервов составляла почти 50%. Несомненно, потери в нашей экономике существенны, но они не убийственны. И правительство по возможности пытается помочь пострадавшим отраслям.

Мы стараемся получать сертификаты разных стран: китайские, бразильские, арабские, чтобы можно было поставлять нашу продукцию на указанные рынки. Ибо для такой небольшой страны, как Латвия, экспорт очень важен.

Но, к сожалению, процесс выхода на рынки других стран довольно долгий. Что касается молокоперерабатывающей промышленности, тоже есть потери, и правительство часто слышит критику со стороны отраслевых предприятий.

Конечно, ни Латвия, ни страны ЕС не рады введению антироссийских санкций. Но для их отмены необходимо, как минимум, выполнение Минских соглашений.

И мы рассматриваем эти санкции как инструмент определенного влияния на РФ, несмотря на наши экономические потери. Но думаю, что в режиме санкций придется жить еще долго.

— Как оцениваете возможности сотрудничества Рижского свободного порта с украинскими компаниями в контексте увеличения мощностей контейнерного поезда “ЗУБР”?
— К сожалению, транспортные связи по “ЗУБРу” не особо активно развиты. Хотя вся договорно-правовая база по северо-восточному коридору имеется. Если посмотреть на наполняемость контейнеров, то для наших сторон этот поезд играет незначительную роль.

Но если будут грузы, станет активнее сотрудничество. Увы, пока данный маршрут не используется в полную силу. Зато Латвии интересно развитие украин­ского транспортного коридора в Китай (через Грузию, Азербайджан, Казахстан).

И если дать этому проекту более сильный импульс, наверное, его можно соединить с севером Европы и балтийскими странами.

— Год назад тогдашний министр аграрной политики и продовольствия Украины Алексей Павленко встречался с министром сельского хозяйства Латвии Янисом Дуклавсом по вопросу привлечения латвийского опыта к реформированию лесного, молочного и рыбного хозяйств Украины. Как продвигается процесс?
— Мне кажется, вашей стране должно быть интересно то, что делали мы в преддверии вступления Латвии в ЕС, — опыт организации системы леса и кооперативов, без­о­пасность продуктов.

Украина уже проявляет интерес к нашему опыту в лесной отрасли, сфере самоуправления, коммунального хозяйства и уборки мусора, а также к созданию молочных кооперативов.

Особенно это касается Черниговской и Львовской областей. А неделю назад Lattelecom заключил договор с “Укртелекомом”. Таким образом, самое большое наше телекоммуникационное предприятие и одно из современнейших в Северной Европе передаст опыт и технологии украинским коллегам.

— А каковы перспективы украинско-латвийских отношений в оборонной и военно-технической сферах?
— Это использование латвийского опыта в реформировании армии для адаптации к стандартам НАТО. А ввиду ситуации в Донбассе Украине весьма целесообразно развивать военные технологии.

Татьяна Омельченко

Дополнительная информация

  • Название материала в журнале: “За два года Украина не предоставила базу доказательств по делу Курченко”
  • Номер: Бизнес №44 от 31.10.2016
Прочитано 239 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.