EUR 31.10/31.40
USD 26.50/26.75
Понедельник, 13 ноября 2017 08:31

Сделать кассу

Упрощенная система налогообложения позволяет многим предпринимателям “прятать” многомиллионные обороты. Как заставить их платить налоги наравне с добросовестными предприятиями, не затронув интересы действительно малого бизнеса?

Сверкающий прилавок длиной полтора десятка метров притягивает взгляды посетителей одного из столичных гипермаркетов. В кубах из толстого стекла, щедро освещенных галогеном, ровными рядами выложены ювелирные украшения.

Приветливый продавец в любой момент готов помочь покупателям с выбором. За местом продавца на стене висит большая табличка “под бронзу” с названиями торговой сети ювелирных магазинов и самого предприятия — ФОП “*****”.

Чуть ниже — распечатанное на бумаге объявление крупными буквами: “Обязательно требуйте у продавца товарный чек!”.

Все выглядит очень солидно, но посетители отдела, наверное, будут очень удивлены, когда узнают, что хозяин этого великолепия с пятизначными ценниками платит всего 640 грн. в месяц налогов.

Незначительные детали — название предприятия, отсутствие кассового аппарата и даже призыв требовать не фискальный, а товарный чек, — прямо указывают на то, что ФОП “*****” использует упрощенную систему налогообложения, декларирует оборот в 1 млн грн. в год и уклоняется от уплаты налогов.

Как и другие восемь из каждых десяти торговцев ювелирными изделиями, продающих контрабандную и контрафактную продукцию. Но даже проверка такого магазина не даст возможности что-либо доказать — по закону, “упрощенцы” не обязаны устанавливать РРО и вести учет на основе первичной документации.

Также и многие уважаемые магазины бытовой техники, где покупателям могут вручить кассовый чек с пометкой “учебный режим”, не дающий права на возврат и обмен товара.

И значительная часть аптек с нескончаемым потоком покупателей, где кассовые аппараты работают в нефискальном режиме и служат только для внутреннего учета.

Данные примеры наглядно свидетельствуют, что теневая экономика в нашей стране далеко не абстракция, существующая в телевизорах и “панамских офшорах”. Каждый потребитель может невольно стать ее активным участником.

По форме

Дабы переломить существующий тренд, в сентябре группа народных депутатов подала в парламент законопроект #7142 от 27.09.17 г. “О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины и некоторые законодательные акты Украины относительно мер по детенизации оборота товаров и услуг”.

По мнению авторского коллектива, предложенные законопроектом изменения призваны защитить интересы реальных малых предпринимателей и отделить их от владельцев крупного бизнеса, использующих упрощенную систему для оптимизации или полного уклонения от налогообложения.

Если рассматривать по формальному признаку, то предметом регулирования законопроек­та #7142 является розничная реализация трех товарных групп — сложная бытовая техника, подлежащая гарантийному ремонту и обслуживанию, фармацевтические препараты и ювелирные изделия верхней ценовой группы.

Вносятся изменения и для розничных магазинов большой площади — от 150 кв.м для отдельных помещений и от 100 кв.м для магазинов в торговых центрах.

Для всех розничных реализаторов, использующих упрощенную систему налогообложения, но подпадающих под эти критерии, предложено ввести обязательное использование регистраторов расчетных операций (РРО) с выдачей фискального кассового чека.

Кроме того, для перечисленных категорий предпринимателей-“упрощенцев” вводится требование вести учет первичных документов и отражать операции получения товара в “Книге учета доходов и расходов”, а также обеспечить хранение всех первичных документов на товар на протяжении 1095 дней с момента его получения.

И, наконец, предпринимателям, использующим упрощенную систему, предлагается запретить приобретение (получение) товара у поставщиков, не являющихся плательщиками НДС.

Впрочем, последнее требование выглядит вполне логично — если поставщик не является плательщиком НДС, то часть обязательной первичной документации он предоставить и не сможет.

По содержанию

Как отмечает президент Украин­ской ассоциации производителей Александр Громыко, принятие законопроекта позволит достичь баланса между МСБ и крупным бизнесом.

В частности, норма о размерах торговых площадей позволяет отделить малый бизнес от крупного: если только арендная плата превышает установленный для “упрощенцев” оборот, то становится понятно, что упрощенная система используется для уклонения от налогов.

Это же можно сказать и о выделенных в законопроекте товарных группах, оборот при реализации которых значительно превышает установленный “максимум”.

Самый простой способ контроля над оборотом, опробованный во всем мире, — это кассовый аппарат, работающий в фискальном режиме.

Требования ведения первичной документации и сотрудничества с “НДС-поставщиками” появились для того, чтобы можно было легко проследить всю цепь поставок и получить возможность препятствовать попаданию на рынок контрабандной и контрафактной продукции.

Например, как отмечает глава Аптечной профессиональной ассоциации Украины (АПАУ) Владимир Руденко, по данным ВОЗ, от поддельных лекарств в мире ежегодно умирают 100 тыс. человек, при этом 50% всех препаратов — поддельные или некачественные.

Аналогичные исследования по Украине не проводились, но так как лекарства продаются “упрощенцами” без применения РРО и документов, цифры будут впечатлять.

К тому же, как отметил г-н Руденко, аптеки несут затраты на аренду, закупку и персонал значительно большие, чем “порог” оборота, установленный в законодательстве.

Вопрос безопасности стоит и на рынке электронной техники, особенно с учетом европейского вектора Украины. Но в торговле сложной бытовой техникой и ювелирными изделиями на первый план выходит именно уклонение от уплаты налогов.

Торговые точки большой площади расположены в лучших локациях городов — в популярных торговых центрах и в “бутиках”.

Стоимость товарных запасов составляет порой сотни миллионов гривень, но значительная часть таких магазинов (а на ювелирном рынке — более 80%) оформлена на ФЛП на упрощенной системе налого­обложения.

Возникает парадоксальная ситуация: нарушения видны невооруженным глазом, но поймать такого “упрощенца” за руку почти невозможно — продажи не фискализируются, документация о поступлении и происхождении товара не ведется.

Критика

Важно отметить, что авторский коллектив законопроекта #7142 рассчитывал на максимальную поддержку объединений предпринимателей и Государственной регуляторной службы (ГРС).

Вместо этого авторы столкнулись с критикой на грани истерии — их прямо обвинили в стремлении уничтожить весь отечественный малый бизнес.

Скажем, как уже заявила глава ГРС Ксения Ляпина, дополнительные расходы малого бизнеса составят 15 млрд грн.

Очевидно, в Службе просто умножили количество “упрощенцев” на стоимость РРО, “благородно забыв” о том, что документ касается лишь трех видов бизнеса из сотен видов деятельности, которыми занимаются мелкие предприниматели.

Аналогичную позицию заняла и глава Всеукраинского объединения малого и среднего бизнеса “Фортеця”, народный депутат Оксана Продан, заявившая, что “в нынешнем виде проект #7142 просто ликвидирует упрощенную систему налогообложения“.

“Сейчас малый и средний бизнес — это 6,5 млн рабочих мест, или 79% всех занятых в Украине. Некоторые политики и эксперты, говоря о теневой экономике, путают причину со следствием. В результате мы слышим заявления примерно такого содержания:

“В Украине половина экономики уже находится в “тени”. Кто виноват? Конечно же, предприниматели, формирующие ВВП страны. Так давайте их больше контролировать и наказывать, и это решит все наши проблемы!” — сказала она.

При этом г-жа Продан предпочла не отвечать на вопросы БИЗНЕСа о том, как, собственно, нужно выводить нечистоплотных бизнесменов из “тени”, что делать с крупными предприятиями, использующими упрощенную систему для ухода от налогов, какие варианты решения она видит и др.

И уж совсем неубедительными выглядят заявления Дмитрия Выдолоба, президента Союза ювелиров Украины, если учесть специфику отрасли, которую он представляет.

В частности, было сказано, что “в течение более чем двух лет плательщики единого налога были освобождены от обязанности учета товарных запасов на основании первичных документов; сотни тысяч ФЛП смогли с облегчением вздохнуть и забыть о контроле налоговой при наличии приходных документов на товары”.

Возникает вопрос: неужели в ювелирной отрасли работают сотни тысяч “упрощенцев”? Господин Выдолоб считает: “Теперь предприниматели не смогут обеспечить наличие первичных документов, и им грозит штраф в двукратном размере стоимости товара.

Законопроектом предлагается ограничить конкуренцию и предоставить преференции плательщикам налога на добавленную стоимость, вводя нормы, ограничивающие право “упрощенцев” на свободный выбор поставщика товаров”.

Впрочем, среди обычных криков об убийстве “всего малого бизнеса Украины” нашлось место и достаточно конструктивным замечаниям и рекомендациям, к которым имеет смысл прислушаться.

Например, по мнению Владимира Дубровского, главного эксперта группы “налоговая реформа” РПР, эксперта ISET, проект предлагает начать борьбу с “тенью” не сверху, с больших схем “олигархов”, а снизу — с малого бизнеса.

Это само по себе неприемлемо, поскольку, с одной стороны, отвлекает от борьбы с действительно крупной “дичью”, а с другой — способствует росту социального напряжения.

“На малый бизнес приходится около 16% ВВП, а весь оборот “единоналожников” — это 7-8% оборота сектора предприятий. Основные теневые потоки связаны с тремя каналами: офшорами, крупномасштабной контрабандой и индустрией “конвертов”. В офшоры, например, выводится около 10% ВВП страны ежегодно.

Но нам предлагается ввести для тех “единоналожников”, которые по нынешнему законодательству обязаны использовать РРО, обязанность вести учет затрат на основе первичных документов.

Контроль над движением товаров установить все равно не удастся, потому что на практике первичные документы легко подделать или выписать от фирмы-однодневки, чем, в числе прочего, и занимаются “конверты”, — считает Владимир Дубровский.

По его мнению, чтобы действительно вывести из “тени” обороты, нужно максимально облегчить использование РРО — ввести “виртуальные” регистраторы, упразднить для них всякую отчетность, убрать все возможные поводы для проверок и придирок, кроме собственно выдачи чека.

При этом упор нужно делать на создание стимулов для покупателей требовать выдачу чека (в общем пакете законопроектов такая инициатива есть).

На положение об “НДС-поставщике” обратил внимание и Илья Несходовский, директор Института социально-экономической трансформации, эксперт РПР. По его мнению, большую часть предложенных в документе мер нужно поддержать.

В то же время он категорически не согласен с положением о приобретении товара исключительно у плательщиков НДС, поскольку это противоречит свободе предпринимательства, закрепленной в Хозяйственном кодексе Украины (право выбора контрагента).

Кроме того, от оппонентов законопроекта #7142 прозвучало и замечание о том, что сам по себе кассовый чек не “вписывается” в нормативную базу.

В частности, его нет среди форм государственного влияния на бизнес, закрепленных в том же ХК Украины. Следовательно, избирательно вводить требование об РРО для части предпринимателей одной категории нельзя.

РРО

Исполнительный директор Ассоциации УкрЭККА Василий Маципура отметил, что по сути фискальный кассовый чек сейчас является единственным документом, подтверждающим гражданско-правовой договор о приобретении товара (именно так называется покупка в магазине), и, как ни странно, с юридической точки зрения, чек — это единственный документ, подтверждающий право собственности гражданина на товар.

Ничем иным это право не подкреплено. Поэтому нельзя утверждать, что чек — это прос­тая бумажка и дополнительная головная боль для предпринимателей.

Кроме того, по его словам, вопреки расхожему мифу о дороговизне РРО, общие расходы на приобретение и обслуживание оборудования в день меньше, чем стоимость пол-литровой бутылки воды.

При этом в Украине есть конкурентный рынок поставщиков РРО, на котором работают 16 производителей. Сейчас самый простой аппарат с полным функционалом и выходом в интернет стоит от 4 тыс.грн.

Если рынок будет расширяться, то оборудование подешевеет. Например, как рассказал г-н Маципура, недавно “Укрпочта” проводила тендер по закупке аппаратов в свои отделения.

Была выбрана модель с обычной ценой в 10 тыс.грн., но в результате тендера стоимость снизилась до 5,5 тыс.грн. за аппарат. Не является проблемой также изготовление и поставка мобильных компактных РРО, работающих в сети 3G, с печатью на чеке QR-кода и пр.

При этом в Ассоциации абсолютно не против введения в законодательное поле “виртуальных” регистраторов (на бытовых гаджетах). Но, как показывают расчеты, истинные затраты предпринимателя в этом случае оказываются выше, чем затраты на стандартные РРО.

По сути

Как видно из развернувшейся полемики, перечень аргументов “за” и “против” законопроекта #7142 будет расти. В предложении решать проблему теневой экономики “сверху”, начиная с самых крупных схем выведения средств в офшоры, безусловно, нет ничего плохого.

И представители украинского “белого” малого бизнеса готовы поддержать все “движения” в этом направлении.

Но, как подчеркнул президент Украинской Бизнес Ассоциации Владимир Чеповой, законопроект #7142, как и ряд других проектов, предлагаемых к рассмотрению в пакете с ним, является инициативой самого бизнеса.

Предприниматели предлагают государству меры, которые должны помочь вывести экономику из “тени”. То есть законопроект нисколько не противоречит другим инициативам “обеления” экономики, а лишь дополняет их. “Мы уже привыкли контрабанду называть бизнесом.

Но нужно помнить, что каждая гривня в “тени” порождает 10 гривень черного нала, который будет душить белый бизнес.

Законопроект направлен на защиту отечественных товаропроизводителей, у которых достаточно средств для инвестирования в экономику. Нужно лишь удалить теневые схемы и создать благоприятный климат.

Предложенные меры предусматривают достаточный люфт, чтобы ударить только по контрабанде и не затронуть малый и средний бизнес”, — отметил Владимир Чеповой.

Иными словами, есть расчеты, показывающие небольшую долю ФЛП в теневой экономике. Но нет расчетов, показывающих эффект от отказа от теневых схем, используемых ФЛП на упрощенной системе налогообложения.

Ликвидация этих схем даст дорогу белому бизнесу, который полностью уплачивает налоги и наполняет государственный бюджет. Вот тогда по росту отчислений и станет видна истинная величина проблемы.

Позиция профильного Комитета Верховной Рады

p 23Нина Южанина,
народный депутат, председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам налоговой и таможенной политики

— Законопроект #7142 еще не рассматривался на заседании Комитета и, соответственно, мы еще не сформировали замечания и предложения к нему.

Я готова поддержать любые разумные меры, направленные на детенизацию экономики и принципиально нахожусь на стороне авторского коллектива. Но после того, как я ознакомилась с текстом документа, хочу отметить, что, на мой взгляд, есть ряд моментов, нуждающихся в серьезной доработке.

Во-первых, несколько неубедительной выглядит аргументация необходимости для предпринимателей на упрощенной системе налогообложения ведения учета на основе первичных документов за 1095 дней.

Такое положение может создать ряд серьезных коллизий и значительно усложнить работу мелкого бизнеса.

Во-вторых, я обратила внимание на возможность двоякого прочтения нормы об обязательном применении РРО для отдельных магазинов, расположенных на площади от 150 кв.м, и магазинов в ТРЦ, расположенных на площади 100 кв.м.

Норму в ее нынешнем виде можно трактовать и так, что любой предприниматель, работающий на этой площади (а это может быть и аренда пары метров для лотка с мелким товаром), обязан установить РРО.

И, наконец, самое главное. Меры, предлагаемые законопроектом, относятся к компетенции правительства, а не Верховной Рады. У Кабинета министров достаточно полномочий для решения подобных вопросов и, более того, решение этих вопросов является его прямой обязанностью.

Опять-таки у правительства есть полномочия и инструменты контроля над соблюдением установленных мер, которыми парламент не располагает и располагать не может.

Позиция бизнеса

p 24Евгения Бут,
генеральный директор компании “Амадео” (сеть ювелирных магазинов Pandora)

— С сожалением могу констатировать, что на рынке Украины практически не осталось ювелирных компаний, работающих на общей системе налогообложения. Почти весь отечественный ювелирный бизнес работает через ФЛП с использованием упрощенной системы налогообложения.

Безусловно, упрощенная система может вполне обоснованно использоваться в ювелирном бизнесе. Например, частными ювелирами, оформленными как физические лица-предприниматели и выполняющими единичные недорогие индивидуальные заказы.

Я допускаю, что оборот такого ФЛП может быть 1 млн грн. в год и даже меньше установленной суммы. Но не в случае, когда речь идет о сетевых компаниях, арендующих торговые помещения по 200 кв.м и более и в самых лучших и дорогих локациях — популярных торговых центрах и магазинах в центральной части городов.

Только за аренду этих площадей таким предпринимателям нужно заплатить значительно большие суммы, чем позволенный по закону оборот в 1 млн грн. в год. Я уже не говорю о расходах на закупку товара, который относится к предметам роскоши и не может стоить дешево.

Иными словами, ювелирные компании, являющиеся юридическими лицами, работающие на общей системе налогообложения, отчисляющие все налоги в казну и использующие фискализированные РРО, находятся в неравных конкурентных условиях на этом рынке.

Напротив, ювелирный бизнес, уходящий от налогов через упрощенную систему, вместо фискального чека выдает покупателям так называемый документ внутренней отчетности (товарный чек).

Хотя при масштабах такого бизнеса расходы на кассовый аппарат, который стоит 4-14 тыс.грн., можно считать несущественными. Покупатели должны понимать, что такой документ ставит их права под вопрос и фактически ни к чему продавца не обязывает.

При этом если к теневым ювелирам приходит проверка, они даже не обязаны предъявлять какие-то приходные (первичные) документы на свой товар, поскольку находятся на упрощенной системе налогообложения и освобождены от ведения документации.

Это дает им возможность массово продавать контрабандную и контрафактную ювелирную продукцию.

Мы, как импортеры, всю продукцию с соответствующими документами направляем в Пробирную палату Украины. Пробирная палата подтверждает характеристики изделий и, в случае возникновения сомнений, может провести экспертизу.

Помимо этого при всех проверках для нас, как для импортеров, документами происхождения товара являются инвойсы от поставщика и ГТД (которую запрашивают контролирующие органы).

Подобная схема должна быть и при локальных проверках у ФЛП. В данном случае приобретение товара у НДС-поставщика позволит контролировать его происхождение и вести учет товарных запасов.

Позиция Государственной регуляторной службы Украины

p 25Ксения Ляпина,
председатель Государственной регуляторной службы Украины

— Законопроект #7142 делает очередной шаг на пути к полному разрушению упрощенной системы налогообложения, выхолащиванию непосредственно самой идеи, которая закладывалась в нее в свое время и заключалась в том, чтобы предоставить возможность мелким субъектам хозяйствования осуществлять предпринимательскую деятельность с наименьшими затратами, в частности, ведение учета.

По имеющимся подсчетам, только за первый год внедрения норм проекта расходы малого бизнеса на выполнение его требований составят не менее 15 млрд грн.

Расходы на обязательное ведение “Книги учета доходов и расходов” по расходам составят от 13,5 млрд грн. То есть новый формат учета расходов на основании первичных документов создает огромную волну дополнительной работы и бюрократии, а на объем налогообложения никак не влияет.

Налогообложение таких субъектов хозяйствования зависит от доходов, учет которых и так ведется.

Резкое увеличение финансовой нагрузки субъектов малого предпринимательства приведет к массовому закрытию бизнеса, росту безработицы и социальной напряженности в обществе и, как следствие, к социально-политическому взрыву.

Среди прочего проект содержит положения, предусматривающие установление ограничений для ФЛП, которые продают технически сложные бытовые товары и ювелирные изделия.

Эти положения направлены на лоббирование интересов крупного бизнеса и могут быть инструментом уничтожения конкуренции со стороны малого бизнеса.

ГРС просит народных депутатов принять во внимание позицию Службы при дальнейшей работе над проектом #7142.

Позиция бизнеса

p 26Геннадий Вербиленко,
председатель наблюдательного совета компании Comfy

— На мой взгляд, мы имеем дело с системным явлением — упрощенная система используется крупным бизнесом для ухода от налогообложения. И это очень крупный бизнес.

В последние годы государству удалось достичь ощутимых успехов в борьбе c так называемыми “площадками”, “скрутками”, фиктивным возвратом НДС и пр., через которые теневой бизнес оптимизировал налоги. Но те схемы были сложнее и рискованнее.

Все эти площадки были невозможны без коррупционной составляющей — ГФС прекрасно знала о их существовании и в любой момент могла “накрыть” любую из них, предъявив претензии предприятиям, которые с ними работали.

Таким образом коррупционная государственная машина загоняла бизнес на площадки, фактически сажая предприятия на крючок, за который можно было дернуть в любой момент.

Когда эти схемы стали слишком рискованными, бизнес нашел возможность ухода от налогов через упрощенное налогообложение. И это просто потрясающая схема. Можно заявить, что выторг в магазине менее 1 млн грн., и вообще не показывать оборот, не вести документацию.

При работе через “площадки” все равно нужно было показать оборот. Оптимизация происходила за счет завышения цен.

При этом псевдозащитники малого бизнеса и интересов потребителя упорно продвигают мысль, что РРО нужен исключительно для налоговых органов. “Серый” товар якобы дешевле, а внедрение РРО приведет к повышению цен.

На самом деле эти мантры провозглашают те, кто является частью этой теневой экономики. Цены на товары устанавливает рынок, и цены у белых продавцов техники такие же, как и в теневом сегменте, ведь покупатель не заплатит больше, даже если будет понимать, что покупает у порядочного продавца.

И разница только в размере отчислений в бюджет. Проблема здесь мультиплицируется: теневая экономика не дает налоговых поступлений сама по себе да еще и оказывает давление на белый сегмент, что также снижает его финрезультат и, как следствие, уменьшает налоговые поступления.

Михаил Дикаленко

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №46-47 от 13.11.2017
Прочитано 165 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми интересными и актуальными материалами.