2806 b ua 3

Понеділок, 09 жовтня 2017 08:22

«Там, где развивается цифровая экономика, нет места коррупции»

Александр Данченко, председатель Комитета Верховной Рады по вопросам информатизации и связи

В лексикон украинских политиков активно входит словосочетание «цифровая экономика». Первопроходцами в «цифре» являются азиатские страны: Сингапур, Южная Корея, Китай. В Европе успешным примером цифровой экономики можно назвать Великобританию, в спину ей дышат Германия, Эстония и Польша.

Сможет ли Украина войти в ряды инновационных стран, БИЗНЕС поинтересовался у того, кто закладывает законодательный фундамент цифровизации, — у Александра Данченко, председателя Комитета ВР по вопросам информатизации и связи.

Кабинет Александра Данченко в одном из парламентских зданий совсем не похож на кабинет человека, который занимается инновациями. Ковролин, портьеры, большой стол, заваленный бумагами…

— Как вам удается думать о «высоком», в данном случае о цифровой экономике, рядом с кипами бумаги?

— Это моя головная боль с самого первого дня работы в парламенте. Когда мне впервые принесли на визирование толстенную папку с документами, то у меня пропал дар речи. В бизнесе (ранее возглавлял компанию «Датагруп». — Ред.) я бы за такое уволил и своего секретаря, и бумагомарателей: если у людей есть время, чтобы исписать такое количество бумаги, то когда они работают?

В первые месяцы своей работы я спросил у главы Аппарата ВР, сколько денег тратится на закупку бумаги и копирование документов. Когда узнал, что сумма исчисляется миллионами гривень, мне стало не по себе.

— Но любые глобальные реформы нужно начинать с себя. Если правительство говорит, что цифровая экономика — это наше будущее, стоит сначала оптимизировать работу внутри ведомств.

— Стоит. Но если говорить о государственной машине, нужно понимать, что это очень сложный механизм со множеством «шестеренок». Сначала нужно провести аудит внутриведомственной системы, оптимизировать «бизнес-процессы».

Затем необходимо скоординировать работу внутренней и внешней безопасности, кибербезопасности, интегрировать в «облачные» технологии, центры обработки данных и т.д. Самое главное — это огромные инвестиции для оцифровки архивов, закупки оборудования, в том числе и пользовательского, разработки защищенного софта…

Да еще нужно научить с ним работать каждого сотрудника в каждом сельском совете. Вы прекрасно знаете, что сейчас существуют волонтерские е-проекты, проекты в отдельных городах, есть разработки в ведомствах, но, к сожалению, если попытаться собрать эти системы в кучу, то работать они вряд ли будут.

— Звучит пессимистично. Какой же сценарий перехода на цифровую экономику для Украины будет эффективным?

— Не будем фантазировать и изобретать велосипед, возьмем для примера опыт развитых стран. Возможно, сейчас вас удивлю, но даже коммунистический Китай летом 2016 г. принял Стратегию развития инновационных технологий.

Цели документа очень понятны: к 2020 г. стать одной из самых инновационных стран, а через 20 лет — инновационным лидером в мире.

К своей Стратегии китайцы подтягивают законодательство, развивают мобильные и биотехнологии, сферу социальных услуг. Обратите внимание, в первую очередь занимаются социальной сферой. И делают это не волонтеры, это целая государственная стратегия!

— В Украине тоже есть несколько подобных документов. Не так давно в вашем Комитете представили и обсуждали Цифровую адженду Украины. Что не так с этими документами и почему дело не движется?

— Чтобы стратегия заработала, должен быть фундамент. В нашем случае — законодательный! Фундаментальный законопроект «Об электронных коммуникациях», который даст зеленый свет развитию «цифры», лежит в парламенте с зимы 2015 г.! Парламенту банально не хватает времени и присутствия депутатов в зале.

Вторая проблема — это отсутствие частно-государственного партнерства. Многие заботы по внедрению «цифры» на себя мог бы взять бизнес, выступив внутренним инвестором. Бизнес в первую очередь заинтересован в росте благосостояния граждан, тогда и прибыль компаний увеличится.

Я жду момента, когда в коридорах власти это поймут и перестанут вставлять палки в колеса. Взять, например, тех же связистов. Есть рентная плата за использование радиочастотного ресурса, проще говоря, оператор мобильной связи платит государству за то, что мы с вами разговариваем по телефону или пользуемся 3G.

Появился этот налог в 2000 г. и за это время вырос в 12 раз. В Бюджете-2018 рентную плату снова хотят повысить на 11,2%, и это при том, что в 2015-2017 гг. операторы уже заплатили в госказну 13 млрд грн.

Из сферы телекоммуникаций просто вытягивают последнее. Будет ли оператор в таких условиях заинтересован вкладывать в развитие, будут ли у него деньги, чтобы построить многострадальный 4G? Скорее нет, чем да. А цифровую экономику без 4G не построишь.

— Каковы основные ценности цифровой экономики? С сырьевой все понятно: чем больше производишь, тем лучше…

— Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) ежегодно публикует «Глобальный инновационный индекс», в котором исследуется инновационный потенциал более 100 стран.

В предисловии к последнему генеральный директор ВОИС Фрэнсис Гарри написал: «Инвестиции в инновации являются важным условием повышения темпов долгосрочного экономического роста. Инновации становятся приоритетом для всех заинтересованных сторон».

Составляя свой рейтинг, ВОИС анализирует критерии качества инноваций, к которым относят уровень высшего образования, количество научных публикаций, разработок, поданных на получение международных патентов.

Для цифровой экономики важно наличие трансграничных площадок для обмена знаниями, тестирования и адаптации полученных продуктов и услуг. Важны для ВОИС также объем инвестиций в науку, наличие инновационных проектов в стратегии развития государства и т.п.

Опять-таки мы видим, что основа цифровой экономики — это знания, научные разработки и совершенная социальная сфера. Экономика будущего строится не на крупнейших промышленных предприятиях, поскольку стоимость сырья может снижаться из-за перенасыщенности рынков.

Теперь посмотрите, сколько миллионов долларов вкладывается в различные стартапы и инновационные разработки. И объем инвестиций будет постоянно увеличиваться, ведь инновационные разработки можно постоянно развивать и совершенствовать, в отличие от нефти и газа.

В цифровой экономике инновации становятся ключевыми факторами удешевления производства. Роботы, самоуправляемые машины, 3D-принтеры — это уже реальность, которой бесполезно сопротивляться, нужно просто инвестировать в нее. Срок окупаемости инвестиций, кстати, тоже значительно сокращается.

Сколько нужно времени, чтобы построить и запустить, скажем, НПЗ? А команде хороших IT-специалистов для автоматизации любого процесса понадобится максимум неделя.  Для Украины цифровая экономика пока недоступна ментально.

К сожалению, до тех пор пока мы будем бороться с экономическим кризисом, а не искать пути выхода из него, и вкладывать миллиарды в стагнирующую промышленность, дела не будет. Нам нужно начинать приспосабливаться к открытому рынку, на котором конкурируют инновационные решения для агросферы, авиационной и космической промышленности, IT-разработки.

— Как вы оцениваете проект Бюджета на 2018 г.?

— Как сырьевой. Это все еще бюджет вымогательства денег, а не бюджет развития приоритетных для государства отраслей. Вместо того чтобы сокращать административные затраты, ибо пора стать скромнее, авторы Бюджета сосредоточились на том, как увеличить количество и объем различных сборов.

Один из примеров с платой за радиочастотный ресурс я вам уже привел. Осталась в бюджете еще одна парадоксальная история. Вы знаете, что в 1999 г. мобильная связь была приравнена к предметам роскоши, и появилось обязательное пенсионное страхование в размере 7,5% от стоимости услуг связи.

В мире осталось всего 36 стран, в которых пользователи мобильной связи оплачивают дополнительный сбор. Украина среди них вместе Габоном, Танзанией, Непалом…  Бюджету, конечно, хорошо получать дополнительные 7,5%, но насколько такое положение вещей сочетается с понятием инноваций и заявлениями премьер-министра о цифровизации?

Инвестиции в инновации — это «длинные» деньги, тут схема «купи-продай» не работает. Государственные финансисты думают об очень краткосрочной перспективе, все время прикрываясь различными социальными проблемами.

В 2018 г. будут значительно увеличены затраты на оборонный сектор, потому что в стране война. Верно, но технический прогресс в оборонной отрасли тоже не стоит на месте, и все развитые государства вкладывают в новое технологичное оружие и экипировку бойцов.

Нам же проще ходить по миру и побираться, нежели привлечь специалистов для научных разработок на перспективу двух-трех лет и вложить в это деньги.

Наш интеллектуальный потенциал невероятно огромен, и при грамотной государственной политике мы сможем экспортировать оружие.

— Можете привести примеры того, как цифровая экономика может пополнить бюджет Украины?

— Конечно. Электронные реестры и базы данных, главная цель которых — борьба с коррупцией и детенизация денег в отраслях. К примеру, рынок «серого» импорта персональных устройств (смартфонов и планшетов), который процветает в Украине.

На решение этой проблемы государство уже потратило деньги — существует Реестр идентификаторов (ІМЕІ-кодов) оборудования. Его смысл в том, что производители или импортер вносят ІМЕІ-коды устройств, которые будут работать в Украине.

Каждый смартфон можно отследить начиная от производителя и заканчивая его включением в сеть. Загвоздка в отсутствии нормативно-правовой базы, которая сделает Реестр работоспособным. Как следствие, госбюджет недополучает 1,3 млрд грн. ежегодно в виде таможенных платежей при ввозе такого оборудования в Украину.

Подскажу, где найти еще 3,6 млрд грн. Электронная акцизная марка для подакцизных сигарет и алкоголя. Есть еще работающие прототипы систем учета и контроля.

И еще один яркий пример — централизованная система контроля за работой лотерейных операторов, которая позволяет отслеживать каждую транзакцию, может пополнять госбюджет еще на 5 млрд грн. ежегодно.

Итого, только на трех примерах я показал, что можно привлечь в бюджет почти 10 млрд грн. Проблема внедрения электронных систем в экономику страны в одном — в отсутствии политической воли победить лоббистов теневых схем.

— После стольких лет работы в бизнесе, вы не разочаровались в политике? Пойдете на следующие выборы?

— Возможно, патетично прозвучит, но я верю в свою страну, поэтому мне сложно разочароваться. Конечно, бывают моменты разочарований, когда хочется все бросить.

Но я понимаю, что если сырьевое государство 20 лет стагнировало, то сложно от него требовать стратегических изменений, ведь это процесс длительный и болезненный.

И я готов над этим процессом работать до конца.

p 24ДОСЬЕ
Александр Данченко, председатель Комитета ВР по вопросам информатизации и связи

Родился: 14 ноября 1974 г.

Образование: НТУУ («Киевский политехнический институт»).

Карьера: 2000-2014 гг. — генеральный директор компании «Датагруп» (национальный оператор связи); с 2014 г. — народный депутат Украины, председатель Комитета ВР по вопросам информатизации и связи.

Семейное положение: женат, воспитывает двух дочерей.

Увлечения: футбол, рыбалка, смешанные боевые искусства, экстремальный туризм.

Илья Плотников

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №41 от 09.10.2017
Прочитано 786 раз
Другие материалы в этой категории: « Как побороть «болото» Разбег на месте »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

HQBROKER

ШАРЖІ 
« July 2018 »
Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
КОЛУМНІСТИ БІЗНЕСУ

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.