Понеділок, 18 вересня 2017 08:32

Лесная осада

Предлагаемая чиновниками передача лесов в концессию может уничтожить лесную отрасль и работающий в ней бизнес

Решения Кабинета министров угрожают лесной отрасли и компаниям, связанным с деревообрабатывающей промышленностью. Дело в том, что 4 июля 2017 г. Кабмин утвердил концепцию стратегического видения управления государственными предприятиями. В частности, документ предполагает передачу в концессию 333 объектов лесного хозяйства.

Не секрет, что уже более десяти лет не прекращаются махинации и спекуляции с рынком деревообрабатывающей промышленности Украины. Происходит это на фоне незаконных и колоссальных по своим масштабам вырубок леса и коррупции в отрасли.

«Реформы» последнего десятилетия нанесли лесному хозяйству Украины такой урон, что преодолеть его без активного участия государства не представляется возможным.

В Украине лесную отрасль объявили убыточной, хотя это и не соответствует действительности, и приняли решение отдать ее в концессию. И это вместо того, чтобы ее реформировать.

Возникает вопрос: кто и зачем провалил реформу лесного хозяйства Украины и фактически уничтожил отрасль? Отметим, что ни одна страна Европы с развитой экономикой не использует концессионную модель управления.

Лесная промышленность в Украине является бюджетной, при этом от отрасли в госказну в виде налогов поступало 2-3 млрд грн. в год. 

И вот пример недальновидности государства: финансирование лесных хозяйств южных областей  в 2015 г. составило 400 млн грн., а в 2016 г. — всего 66 млн грн. Результатом стало увольнение трети работников лесных хозяйств южных областей Украины в начале прошлого года.

О концессии

Концессия в нашем случае — это договор, заключаемый государством с частным предпринимателем на эксплуатацию земельных и других угодий. Осталось загадкой, почему решение о масштабной концессии украинского леса не выносилось на обсуждение с экспертами отрасли и всеми заинтересованными сторонами. 

Почему никто не анализировал опыт других стран, когда принималось решение о концессии? Кто наделил Минэкономразвития полномочиями и правами для единоличного принятия такого решения? Слишком много вопросов остается без ответов.

Существует опасение, что идея концессии станет первым шагом к развитию событий по румынскому сценарию. В Румынии после «инвестиций» крупной австрийской лесопромышленной компании работу потеряли более 50 тыс. человек.

Разорилось множество мелких и средних компаний, работающих в лесной отрасли. И румынское правительство было вынуждено на законодательном уровне поставить для конечного покупателя лимит в 30% от заготавливаемого в стране леса.

Австрийский инвестор требовал отменить ограничение и угрожал президенту Румынии сокращением субсидий от ЕС. Сейчас этому бизнесмену — гражданину ЕС и одному из 15 богатейших людей Австрии — въезд в Румынию закрыт.

Нет никаких гарантий, что у нас не повторится румынский сценарий. Ведь идея передачи украинского леса в концессию может быть следствием аппетитов иностранных компаний.

При этом никто не вспоминает о том, что, согласно Конституции Украины, а именно ст. 13, все недра и ресурсы в нашей стране принадлежат в первую очередь народу Украины.

И только потом появляется государство, которое от имени народа этими недрами и ресурсами распоряжается. Собственность не должна использоваться во вред человеку и обществу, а передача в концессию леса как ресурса прямо противоречит Конституции.

Угроза бизнесу

Крупные игроки рынка проявляют интерес к Украине из-за больших объемов заготовки древесины — 14-15 млн куб.м в год, коррупции и отсутствия сильной конкуренции. В течение следующего десятилетия в Украине можно будет рубить лес, который выращивали 80-100 лет.

Это самая зрелая древесина с лучшими качественными характеристиками. Уже сделана таксация такого леса, а она проводится раз в 10 лет. После этого 10-15 лет следует сильный спад, так как рубить нечего.

Но еще до спада крупные иностранные компании способны уничтожить наш малый и средний бизнес. Тех, кому хватило бы сырья и на период спада. Волынь, Полесье, Карпаты — в этих регионах почти все так или иначе связаны с лесной отраслью.

Концессионер же никогда не отдаст свой заготовленный лес в свободную продажу, поскольку это будет продажа конкуренту.

Лесная промышленность Украины — это полноценный сектор экономики, для функционирования и развития которого необходима четкая и грамотно продуманная система сдержек и противовесов.

Государства, которые сейчас любым путем пытаются уйти от концессии, на собственном примере убедились, что инвестор-лесопромышленник берет лес исключительно для вырубки. Учитывая негативный опыт концессий в других странах, не следует повторять их ошибку.

Отметим, что в августе на сайте официального интернет-представительства Президента Украины начался сбор подписей под петицией о недопущении передачи лесных хозяйств в частные руки.

Есть все основания полагать, что петиция наберет необходимое количество подписей. Важно, чтобы чиновники поняли простую истину: «ресурсный» путь развития — это путь в прошлое.

О перезапуске отрасли

p 13Сергей Шапран,
основатель холдинга Alumeta Group:

Сейчас мы строим в Киевской области крупное деревообрабатывающее предприятие, которое войдет в холдинг Alumeta Group, и поэтому меня очень беспо­коит, что могут сделать с лесной отраслью в Украине.

Что касается планов по передаче лесов в концессию, то очевидно, что крупному инвестору-концессионеру лес будет нужен только как ресурс. Ему не будут интересны другие функции леса, он выжмет максимум ресурса за период действия договора.

Не вызывает сомнений, что любая страна, которая готовится передать свои леса в концессию, обязана тщательно изучать опыт других государств и понять, как не следует обращаться с собственными лесами.

Концессия — это ограничение свободной продажи и свободного оборота древесины на рынке. С приходом в Украину хотя бы одного инвестора, потребляющего 1,5 млн куб.м древесины в год, вполне возможно повторение уже упомянутого вами румынского сценария.

Следовательно, можно ожидать ценовой борьбы, усиления коррупции, разорения мелких и средних предприятий, потери рабочих мест и безжалостной вырубки лесов.

Есть и еще один нюанс. В Украине почти все лесные угодья сданы в аренду охотничьим коллективам. Задача концессионера — рубить лес. Есть опасность, что с охотничьими коллективами договоры будут расторг­нуты.

Де-факто их выгонят из леса, в котором они кормили и разводили зверя. И тут возможны конфликты между крупной компанией и большим сообществом людей, владеющих зарегистрированным оружием.

Лесную отрасль Украины необходимо реанимировать или «перезапустить». И это еще не поздно сделать. Для этого чиновникам следовало бы изучить и использовать опыт развитых стран. Для полноценного функционирования и развития отрасли необходимо построить четкую организационную модель с отдельными структурами.

Можно было бы закрепить функции посадки, выращивания и охраны леса за государством, а заготовку и реализацию объединить в вертикально интегрированный государственный холдинг. Дальнейшее развитие холдинга зависело бы исключительно от политики государства.

Необходимо внедрить систему ведения лесохозяйственных работ в соответствии с опытом европейских стран, развивать лесную инфраструктуру. Привлекать малый и средний бизнес к восстановлению деградированных и малопродуктивных земель, рекультивации.

Необходимо усилить борьбу с незаконными вырубками и теневым оборотом древесины. Например, ввести внутренний сертификат происхождения сырья на любую продукцию лесопереработки. Это решение предоставит равные права и возможности всем участникам рынка и сделает самовольные рубки нецелесообразными и невозможными.

Иностранный опыт

США или Европа?

В Европе наиболее эффективно лесным хозяйством управляет Германия. Лесами в этой стране владеют как государство, так и частные хозяйства, с которыми можно договариваться, например, о покупке леса. В Германии реализован свободный рынок и существует возможность прямых договоров.

Ценные породы древесины продают и покупают на аукционах, а массовые партии таких пород, как ель, пихта и сосна, в основном продают или покупают по прямым договорам. Но в Германии нет коррупции, ей эффективно противодействуют как государство, так и участники рынка.

На достаточно высоком уровне концессия развита в США. Но в этом случае проявляется знакомая проблема — безжалостные вырубки леса. В США в частной собственности находятся 56% лесов.

Большинство частных лесов сосредоточено на востоке страны, на западе преобладают государственные леса. Это связано с тем, что западное побережье было освоено значительно позже восточного. На финансирование системы государственных лесов США федеральное правительство ежегодно выделяет более $6 млрд.

Вырубка леса там приносит меньший доход, чем туризм, — $120 млн против $140 млн. Рекреационная сфера системы государственных лесов создает в 5 раз больше рабочих мест, чем сфера деревообработки и рубки.

В штате Орегон 20% территории занимают леса частных лесозаготовительных компаний — аналог предполагаемых «концессионеров» в Украине. Они заготавливают 66% древесины в штате.

В то же время в федеральных лесах заготавливается только 13% древесины, хотя они занимают 60% штата. И федеральное правительство тратит значительные средства на диалог с владельцами частных лесов, чтобы они начали вести лесное хозяйство более экономно.

О псевдореформе

Валерий Самоплавский,
канд.экон.наук, экс-министр лесного хозяйства Украины:

Проблема, к сожалению, комплексная. Во-первых, пока в руководстве лесного хозяйства страны не начали появляться некомпетентные люди, которые привели в отрасль криминал, наши лесхозы отлично работали и выполняли свои функции.

Во-вторых, никогда, ни на каких этапах развития лесного хозяйства Украины не поднимался вопрос, быть лесу государственным или передать его в частные руки. Потому что необходимо четко понимать, что государственные природные ресурсы отдавать в частные руки нельзя.

Лес, который приватизируют, рассматривают исключительно как древесину, а не как лес с его проблемами и заботами. Вопрос приватизации леса или передачи его в концессию могут поднимать только те, кто никогда не читал Лесной кодекс и Конституцию Украины.

Если очень хотят, предлагаю провести такой эксперимент. Чтобы не разрушить полностью отрасль, пусть позволят приватизировать или передать в концессию несколько лесхозов, например, в Запорожской и Николаевской областях.

И на протяжении трех-пяти лет будет видно, как себя покажет группа «профессиональных» лесоводов из Киева. Последний Всемирный лесной конгресс, который я посещал, проходил под лозунгом «Нет приватизации лесов».

Потому что опыт других стран показал, что лес, приватизированный или переданный в концессию, рассматривается исключительно как древесина. Соответственно, там проводятся нещадные вырубки.

Георгий Юр

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №38 от 18.09.2017
Прочитано 755 раз
Другие материалы в этой категории: « Портрет недели 4-10 сентября Долг обязывает »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
NOT ROOT---counter < 0 ---not Root, not-buy, counter fail---9---0

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.