Понеділок, 04 вересня 2017 08:24

Восточные миражи

Бойкот Катара может обернуться для украинского бизнеса потерей $40 млн товарооборота, разрывом многомиллионных контрактов и санкциями в отношении украинских компаний со стороны влиятельных стран Ближнего Востока и Персидского залива

Компания Алек­сандра Н. в течение восьми месяцев готовилась к тендеру на участие в строительстве стадиона “Эдьюкейшн Сити” в столице Государства Катар Дохе. Новая 45-тысячная спортивная арена должна была стать одной из 12 площадок Чемпионата мира по футболу 2022 г.

По предварительным оценкам, 22-й Мун­диаль станет самым дорогим за всю историю проведения турниров и обойдется катарской казне в более чем $200 млрд. Но в июле партнеры Александра приняли решение выйти из проекта.

Бойкотирование Катара арабскими странами хоть напрямую и не затрагивает катарские отношения с другими государствами, но может существенно повлиять на них. ОАЭ и Саудовская Аравия настаивают на запрете проведения Чемпионата мира по футболу в Катаре и переносе его в другую страну.

“Пока сохраняются угроза переноса футбольного турнира, морская блокада со стороны Саудовской Аравии либо прямая военная интервенция с ее стороны, компании подвержены рискам, которые могут привести к серьезным финансовым потерям.

Теоретически такое маловероятно, однако саудовскую политику определяет непредсказуемый молодой кронпринц Мухаммад ибн Салман. Он является министром обороны и проводит крайне агрессивную внешнюю политику в регионе — в Йемене, Сирии и Ираке, а теперь вступил в схватку с Катаром”, — говорит Александр.

Конфликт вокруг Катара может существенно повлиять на экспорт Украины и снизить приток валюты из стран Персидского залива. Многие украинские компании уже приостановили свои контракты, чтобы не попасть под санкции на других рынках региона.

Больше всего среди “пострадавших” — кондитерских, молочных и птицеводческих компаний, которые активно осваи­вали рынки Ближнего Востока, так как Россия, основной потребитель их товаров, закрыла свой рынок, а доступ в ЕС ограничен квотами и сертификационными требованиями.

В результате украинские компании оказались на распутье: или продолжать поставки в Катар и наращивать там долю рынка, или поддерживать негласно торговую блокаду Катара в обмен на лояльность в других странах региона.

Старые обиды

Нынешний ближневосточный тупик — это продолжение давних разногласий и напряженности в отношениях с Катаром, который раздражал более крупных соседей тем, что использовал свои богатства для повышения своего влияния на мировой арене.

Речь идет о спорах из-за поддержки разных сторон в “цветных революциях” от Сирии до Ливии, об излишней близости к Ирану, а также о самом влиятельном в арабском мире канале “Аль-Джазира”, финансируемом Катаром, с информационной политикой которого не согласны ни Эр-Рияд, ни Абу-Даби. В итоге стороны конфликта инициировали кампанию против Катара и прибегли к поддержке американского президента Дональда Трампа.

По мнению австрийского политолога Томаса Шмидингера, конфликт между Катаром и Саудовской Аравией был запрограммирован уже давно. “Проб­лему трудно решить дипломатическим путем, ее корни слишком глубоки, и это делает силовое решение конфликта весьма вероятным.

Саудовская Аравия всегда доминировала на Аравийском полуострове и контролировала основные трубопроводы. Все эмираты Персидского залива, включая Катар, были послушными вассалами королевства и с 1981 г. входили в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива”, — поясняет г-н Шмидингер.

Но в 1990-е годы Катар приступил к развитию технологии СПГ (в то время революционной) и стал благодаря этому в значительной степени независимым от Саудовской Аравии, ее трубопроводов и транзита. Энергетическая независимость Катара повлекла за собой и политическую самостоятельность. “Катар перешел “красную линию”, с точки зрения Эр-Рияда, и обзавелся собственной клиентурой в арабском мире.

Используя громадные финансовые средства и телеканал “Аль-Джазира”, Катар стал спонсором “цветных революций” и радикальных исламистских движений. Поэтому конфликт между Катаром и Саудовской Аравией был запрограммирован уже давно”, — отмечает эксперт.

Повод подвернулся 5 июня 2017 г., когда ряд арабских стран — Бахрейн, Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет, Йемен, Ливия и Мальдивы, а также присоединившиеся к ним позднее Мавритания и Коморские острова — объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром, объяснив это поддержкой эмиратом терроризма и экстремистской идеологии, его враждебной политикой и вмешательством в дела арабских государств.

Официальным поводом для конфликта стала хакерская атака и взлом сайта государственного Катарского информационного агентства QNA в мае с публикацией заявлений в поддержку Ирана и ХАМАС от лица правящего эмира Тамим бин Хамад аль-Тани. Официаль­ная Доха назвала вызвавшую международный скандал информацию фальшивкой, не пояснив, однако, ее происхождение.

Тем не менее информационные агентства успели распространить его как подлинное. Тогда как “The Financial Times” связала скандал с выплатой Катаром в апреле группировкам, связанным с “Аль-Каидой”, а также службам безопасности Ирана $1 млрд выкупа за членов королевской семьи, которые были похищены во время охоты в Ираке.

Власти Катара хотели освободить из плена 26 членов королевской семьи, а также 50 человек, захваченных боевиками в Сирии. Источник, близкий к правительству Катара, признал, что такие платежи действительно были сделаны.

В результате упомянутой группой стран были приняты жесткие меры, в том числе прекращение морского и воздушного сообщения, ограничение банковских операций, высылка дипломатов и подданных Катара. А впоследствии дипломатический конфликт обернулся торговой блокадой Катара со стороны Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна.

Между молотом
и наковальней

Украина пока избегала любой оценки ситуации в надежде, что конфликт быстро погаснет сам собой. И причиной всему — экономический интерес. Тем более что после объявления торговой блокады Катар в одностороннем порядке открыл для украинцев свой рынок.

Уже 15 июня, через десять дней после начала конфликта, Доха сняла все ограничения на ввоз яиц и курятины из Украины, действовавшие с февраля, о чем громко сообщила Государственная служба по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей со ссылкой на Посольство Украины в Катаре.

p 11Украинско-катарское торгово-экономическое сотрудничество началось еще в 2002 г., и с каждым годом оборот внешней торговли увеличивался. Первая традиционная товарная позиция украинского экспорта, которая пользуется наибольшим спросом на катарском рынке, — черные металлы и изделия из них (в среднем 35-45% общей ежегодной стоимости экспорта Украины в Катар).

Среди других товаров отечественного производства, поставляемых в Катар, лидирующие позиции занимает продукция отечественного агропромышленного комплекса: зерновые культуры (ячмень, 20-25% товарооборота), молоко и молочные продукты, яйца птицы, натуральный мед (до 20%), а также мясо и съедобные субпродукты, изделия деревообрабатывающей промышленности (мебель, изделия из древесины) и продукция машиностроения (электрические машины и котлы).

Основной товарной позицией импортных операций из Катара выступает продукция нефтехимической отрасли. Сейчас катарский импорт представлен в основном такими товарными позициями, как пластмассы, полимерные материалы (60-70%) и органические химические соединения (20-25%).

Для Украины потеря товаро­оборота с арабскими странами — лишь одна из проблем. Вторая — это реализация государственной экспортной стратегии. Еще в декабре 2014 г. Верховная Рада утвердила Программу деятельности Кабмина в разделе “Новая экономическая политика”, которая предусматривает подписание до 2018 г. соглашения о создании зон свободной торговли с рядом стран.

Среди них — Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), в который входят Бахрейн, Катар, Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ и Оман. Предполагалось, что эти страны смогут удвоить наш экспорт до 2020 г. благодаря зоне свободной торговли.

Только две самые крупные экономики региона — ОАЭ и Саудовская Аравия — обеспечивают более $1,2 млрд товарооборота. По результатам 2016 г. товарооборот между ОАЭ и Украиной составил $610 млн (сальдо — $285,1 млн), с Саудовской Аравией за 11 месяцев 2016 г. — $664,8 млн (с позитивным для Украины сальдо в $419,8 млн).

В Новой экспортной стратегии (“Экспортная стратегия Украины: Дорожная карта стратегического развития торговли 2017-2021”), представленной Министерством экономического развития и торговли в марте 2017 г., ОАЭ и Саудовская Аравия включены в перечень 20 наиболее перспективных рынков. Не последнюю роль сыграла и емкость рынка. Население ОАЭ и Саудовской Аравии суммарно составляет 41,6 млн человек против 2,6 млн в Катаре.

Но небольшой Катар всячески старается вовлечь украинцев в экономику своей страны. 28 августа катарская государственная авиационная компания Qatar Airways открыла ежедневный (7 раз в неделю) рейс по маршруту Доха — Киев — Доха. Были сняты ограничения на поставку красного мяса в дополнение к мясу птицы и яйцам.

p 12По словам шейха Фалеха бин Насера аль-Тани, заместителя министра муниципалитетов и окружающей среды Государства Катар (курирует агропромышленный сектор и рыбные ресурсы), страна заинтересована в увеличении объемов двусторонней торговли сельхозтоварами, в том числе в импорте украинских зерновых, продукции птицеводства, а также подсолнечного масла.

И, со своей стороны, ищет партнеров для налаживания экспорта в Украину катарских фиников. Согласно условиям, утвержденным Высшим комитетом по вопросам наследия и проектов Катара, иностранные компании (в том числе и украинские) могут регистрироваться и подавать тендерные заявки на участие в строительстве инфраструктурных объектов.

Либо работать в рамках сотрудничества Торгово-промышленных палат. ТПП Катара уже сформировала список “Застройщиков класса “А”, в партнерстве с которыми украинские предприятия могут участвовать в проектах как субподрядчики.

Персидский тупик

Как заявил недавно Роберт Хаммонд, помощник Госсекретаря США Рекса Тиллерсона, “мы не рассчитываем на скорейшее урегулирование ситуации”. Кризис в Персидском заливе достиг такой степени, что некоторые наблюдатели стали говорить о возможности воен­ной интервенции против Катара со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ после отказа катарских властей выполнить их требования.

В то же время ряд экспертов считают, что требования были сформулированы так, что выполнить их было просто невозможно. А вмешательство нацелено на свержение нынешнего правительства Катара и замену его другим, внешняя политика которого будет отвечать интересам этих двух государств.

Однако этого можно достичь только путем внутреннего переворота, а не вмешательства извне. Но это маловероятно, поскольку подобный переворот представляет потенциальную угрозу для нынешних правящих элит в Персидском заливе. Если переворот произойдет в одной из этих стран, остальные тоже окажутся под угрозой.

Правда, 17 августа король Саудовской Аравии Салман сделал первый шаг к деэскалации конфликта между двумя ближневосточными странами-соседями, приказав открыть границу с Катаром, чтобы паломники могли совершить свое ежегодное паломничество в Мекку — хадж. Хотя многие сочли этот шаг вынужденным и совсем не относящимся к самому сложному дипломатическому конфликту на Аравийском полуострове.

Ольга Гурц,
Вячеслав Мироненко

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №34-36 от 04.09.2017
Прочитано 269 раз

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
ШАРЖІ 
« July 2018 »
Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
КОЛУМНІСТИ БІЗНЕСУ

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.