Понеділок, 24 квітня 2017 08:06

“В стране, где не все хорошо с экономикой, убеждать зрителя платить за легальный контент и не платить за пиратский непросто”

Александр Ткаченко, генеральный директор холдинга “1+1 медиа”

 

Генеральный директор холдинга “1+1 медиа” Александр Ткаченко спокойно и хладнокровно рассуждает о многих аспектах работы “телевизора”: почему интернет не заменит традиционное телевидение, о выгоде производства собственного контента,  о воспитании будущих журналистов, пиратстве, новых способах доставки телевизионного сигнала.

Эмоции на лице г-на Ткаченко появляются в момент обсуждения истории с лицензией, которую так долго не выдавал Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания телеканалу “1+1”. Александр Ткаченко пообещал, что эта история не останется без внимания журналистов канала, и они обязательно узнают истинные причины поведения Нацсовета.

— В одном из старых советских фильмов главный герой говорил, что вскоре не будет ни театров, ни кино, будет одно сплошное телевидение. Можно сказать, что совсем скоро ничего не останется — будет один сплошной интернет?
— К счастью, герой фильма оказался неправ, и в XXI веке кроме телевидения остались и театры, и кино, и все остальное (улыбается). Так и интернет — хотя тренд роста его популярности очевиден, разные платформы будут по-прежнему существовать и пользоваться популярностью.

Наша задача, как компании, которая производит контент, соответствовать новым вызовам и уметь производить продукт для всех без исключения платформ. На данном отрезке времени у нас есть вызов, который мы приняли, — учимся продавать свой продукт еще и за рубеж.

— Чем живет сегодня украинское телевидение?
— Если мы говорим об экономике и рекламной модели, то ситуация по-прежнему не очень хорошая — рынок просел более чем в два раза по сравнению с 2013 г. Для восстановления в объемах 2013 г. потребуется еще три-четыре года. Соответственно, модели работы всех каналов были пересмотрены в целях оптимизации расходов, особенно валютных платежей, и максимизации использования собственного локально произведенного продукта.

Тем не менее сложные времена — это шанс пересмотреть и переосмыслить свои возможности и ресурсы. То, что раньше откладывалось в долгий ящик, сегодня должно быть решено быстро и желательно приведено в соответствие с мировыми практиками.

Я имею в виду не только направление рекламы, но и рынок платного ТВ после введения универсальной услуги. Сейчас активно будет развиваться свое внутреннее производство, это связано и с ограничительными мерами, и с только что принятым законом о кино.

Поэтому мы с оптимизмом смотрим в будущее и пытаемся присутствовать на всех платформах и во всех сегментах, в том числе и в digital, так как мы позиционируем себя как группа, производящая контент для разных платформ.

— Вы довольны финансовыми показателями медиахолдинга в целом?
— Да. Канал “1+1” впервые за десять лет стал лидером одновременно по двум основным коммерческим аудиториям: всеукраинское покрытие — 11,6%, для городов с населением 50 тыс.чел. + — 10%.

Мы снимали новые сериалы и развлекательные проекты, которые стали лидерами в своих слотах. Рад, что каналы “ТЕТ” и “ПЛЮСПЛЮС” показали рост: “ПЛЮСПЛЮС” вырос на 16%, “ТЕТ” — на 4%. Поэтому за прошлый год нам есть чем гордиться, и это не говоря уже о многих социальных акциях.

— Не планируете трансформаций внутри холдинга?
— В 2016 г. мы закрыли канал UkraineToday. Его появление в 2014 г. было спонтанной реакцией на события того времени. Мы рады, что такой опыт получили и помогли в том числе стране, чтобы ее голос был услышан за рубежом.

К сожалению, не получилось партнерства между частным бизнесом и государственными институтами в контексте развития этого канала. Но, в принципе, мы считаем свою миссию выполненной на данном этапе, когда нужно было подставить плечо государству, мы это сделали. Дальше мы можем только поделиться опытом.

— Сделка с Viasat Украина завершена? Зачем вам этот актив?
— Да, сделка завершена, и мы приступаем к активной работе. У нас было несколько мотивов купить этот актив. Во-первых, зрители при отключении аналогового и при переходе на цифровое ТВ могут в принципе не получить никакого сигнала. Спутниковая антенна в этом смысле — хорошее решение проблемы. И, во-вторых, рано или поздно наступит тот момент, когда сигнал бесплатного ТВ будет заблокирован. Это тоже повод для развития спутникового Viasat.

— Какие перспективы у рынка платного ТВ?
— Рынок платного ТВ соизмерим по объему с рынком рекламы, но с учетом двух нюансов. Если мы говорим о кабельном телевидении, то для 75% потребителей интерес представляют отечественные каналы. Поэтому маржинальность у них очень высокая. Что касается спутникового ТВ, то тут есть проблема пиратства — code-sharing.

Таких карточек сейчас используется 700-800 тыс. Приобретающие нелегальный доступ платят деньги, соизмеримые со стоимостью легальной подписки. И вот в этом отношении киберполиции есть над чем поработать. Речь идет не о том, что российские каналы вещают без кодировки, а о том, что конкретно в Украине есть огромное количество желающих продавать ворованное.

Другое дело, что в стране где не все хорошо с экономикой, убеждать зрителя платить за легальный контент и не платить за пиратский непросто. Тут необходимо объединение усилий и государства, и индустрии. С code-sharing действительно смешная ситуация. Зритель все равно ведь платит, только пирату, а не легальному поставщику. И вот в этом и состоит просветительская работа о негативном влиянии в том числе и на экономику нелегальных поставщиков контента.

— Как чувствуют себя нишевые каналы?
— Мы активно занимаемся сегментацией аудитории и созданием нишевых каналов. Совместно с коллегами из “Квартал 95” запустили “Квартал ТВ”, открыли канал “Бигуди”. Ведем переговоры с другими каналами, в том числе и зарубежными, о дистрибуции.

— Зачем вам понадобился “Квартал ТВ”?
— Мы имеем огромный ресурс в виде библиотеки контента, который мы продаем. У телеканалов “Квартал ТВ” и “1+1” разные паттерны смотрения. С кабельных операторов мы получаем деньги за “Квартал ТВ”. Среди каналов группы он является одним из наиболее рентабельных. Более того, в рейтингах провайдеров, несмотря на свой юный возраст, канал всегда среди Топ-10 по просмотрам. Также он дистрибутируется на многих международных рынках.

— Владимир Зеленский как-то говорил, что ему ни разу не звонили те, над кем шутят в “Квартале”. А вам?
— Нет, не звонили. Но точно знаю, что сильно обижались. Мне кажется, что позвонить Владимиру Зеленскому с претензиями будет очень большой ошибкой, потому что в следующем скетче он обязательно об этом упомянет (улыбается).

— Как вы оцениваете старания государства навести порядок на медиарынке?
— Мы поддерживаем многие инициативы государства и активно сотрудничаем с киберполицией в борьбе с пиратством. Что касается квотирования и ограничения показа российских сериалов, мы изначально выступали за то, чтобы коллеги по рынку сами стали инициаторами этого процесса.

В апреле 2014 г. после оккупации Крыма “1+1 медиа” обратился к коллегам по рынку с призывом не показывать в эфире сериалы про ментов и русских воинов. В ответ мы получили, скажем так, непонимание нашей позиции.

Это “непонимание” привело к строгим ограничениям со стороны законодателей.
В ситуации с квотированием, то тут, как говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло.

Отечественная индус­трия кино получила шанс на развитие. Посмотрите на эфирные сетки украинских телеканалов: большая часть из них составляет либо старый библиотечный продукт, либо исключительно новый премьерный продукт четко украинского производства.

Подавляющее большинство европейских стран основу своей сетки складывают из трех типов продуктов: новости, развлекательные программы и сериалы, подчеркиваю, собственного производства.

Редко где вы встретите американские сериалы, которые в Европе идут прайм-тайм. У нас же 90% се­риального продукта до 2014 г. — это продукция российского производства. Вместо того чтобы эти десятки миллионов долларов тратить на свое производство и оставлять деньги в стране, мы их отправляли северному соседу.

— “1+1 Продакшн” чувствует себя хорошо?
— Наш собственный продакшн учится. За три года сняты и выпущены в эфир 15 сериалов. Я рад и горжусь тем, как у них получается с “Голосом страны”, с сериалами “Последний москаль”, “Центральная больница”, “Хороший парень”.

В ближайшем будущем мы хотим научиться производить дешевле и продавать за рубеж. Для этого люди осваивают новые технологии и форматы, сами пишут, создают и ищут возможности зарабатывать на конечном продукте.

— Кстати, о “Голосе”: на сколько дорого для канала производить такой продукт и сколько еще сезонов будете снимать?
— Это самый дорогой проект для канала, но мы считаем его знаковым и имиджевым. Он успешен с точки зрения зрительского внимания. В 2017 г. первые 12 эпизодов “Голоса страны” собрали 18,4% всеукраинской аудитории.

Формат мы меняем от сезона к сезону, появляются новые элементы. “Голос” смотрится на одном дыхании, это не фальшивая программа. В ней нет людей, которые изображают, они все естественные.

Мы не планируем заканчивать проект, я вряд ли вам скажу, сколько еще будем снимать. Сейчас в эфире 7-й сезон, мы были третьей страной, которая начала производство программы, после Нидерландов и США. В этом году мы вторыми после Нидерландов имплементировали новые форматные приемы, а многие идеи, которые возникают в Украине, применяются у них.

p 54— Собственник сильно влияет на информационную политику “1+1”?
— У нас настолько яркий собственник, что одним своим существованием он способен влиять на что угодно (улыбается). У нас есть традиция встреч журналистов с собственником, на которых они общаются по душам. Акционер на этих встречах преимущественно слушает, а не говорит. Вот вам и все влияние.

— “Темники” заходят на канал?
— Нет, и на Банковой, и на Грушевского, и по другим адресам прекрасно знают, с каким коллективом имеют дело. Будет большой ошибкой прислать какого-то “темника” на “1+1”.

— Что отличает ТСН от конкурентов?
Можно по-разному оценивать работу наших журналис­тов. Их нельзя упрекнуть в двух вещах: профессионализме и искренности. Даже если они ошибаются, то совершенно искренне. Они также реагируют на события, как в жизни. Главное — соблюдение профессиональных стандартов.

С момента рождения 20 лет назад в ТСН остался дух сопротивления власти и желание рассказать, что же на самом деле происходит в стране. И если этот дух исчезнет, то и ТСН придется закрывать.

— Чему вы учите будущих журналистов в Медиашколе? Какую философию закладываете?
— Медиашкола — это необходимость. Если бы мы были уверены в том, что существующие профильные журналистские вузы способны продуцировать тех специалистов, которые нам необходимы, мы бы вряд ли занимались непрофильной работой.

По-хорошему, медиашкола — это возможность воспитывать хорошие кадры для нас, формировать современный уровень навыков, делиться опытом.

— Закончился ли конфликт “1+1” с Нацсоветом по вопросам телевидения и радиовещания? Юрий Артеменко, глава Нацсовета, говорил, что после 31 марта и обнародования каналом состава учредителей его ведомство вернется к вопросу законности лицензии “1+1”.
— Документ с составом учредителей обнародован в соответствии с законом. Ничего такого, о чем так беспокоился Нацсовет, не произошло. Коломойский как был конечным ключевым бенефициаром, так им и остался. Меня другое беспокоит.

Почему в головах у многих политиков, в том числе у членов Нацсовета, есть знак равенства между ПриватБанком и “1+1”? Это разные активы, они принадлежат одному человеку, но у них истории происхождения разные, кредитные истории разные, экономики разные. Никакого отношения канал “1+1” к ПриватБанку не имеет.

Когда некоторые люди связывают историю с национализацией ПриватБанка и историю с Нацсоветом и лицензией для “1+1” и говорят о давлении на собственника таким путем, то они в принципе должны думать о последствиях. Потому что это называется давлением на СМИ.

Другой момент — почему Нацсовет сильно интересуется собственниками канала Коломойским и Суркисом, но не интересуется при этом собственниками, например, “Зеонбуда”, которые скрываются за какими-то офшорами. Все на рынке прекрасно знают, что есть мнимые номинальные собственники, и никто не хочет идти по цепочке дальше. Вот это вопрос.

Хочу сказать, что мы не оставили без внимания историю избирательности Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания в применении своего права. Рано или поздно мы раскопаем все связи и найдем тех, кто шептал на ухо.

Катерина Машевская

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №17 от 24.04.2017
Прочитано 535 раз
Другие материалы в этой категории: « Украинский восход Нейромаркетинг »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
NOT ROOT---counter < 0 ---not Root, not-buy, counter fail---9---0

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.