2806 b ua 3

Понеділок, 21 листопада 2016 15:00

“В случае с изменением налогообложения лотерей была явно допущена ошибка”

Евгений Власенко, вице-президент оператора государственных лотерей “М.С.Л.”

— Каковы недостатки существующей практики налогообложения лотерей в Украине?
— Есть несколько проблем. Помните, как принимался Налоговый кодекс в конце 2014 г.? Писали, что Президент его подписал чуть ли не за час до Нового года, а об изменениях мы вообще узнали из газет.

А ведь речь идет о серьезных изменениях. Мне рассказывали коллеги по European Lotteries (Европейская лотерейная ассоциация. — Авт.), что в их странах изменения налогообложения лотерейного рынка, как правило, являются результатом серьезной подготовительной работы совместно с операторами и оценки возможных последствий для рынка.

До 2015 г. для лотерей в Украине был предусмотрен налог со ставкой 18%, который взимался с валового игрового дохода (общий оборот за исключением обязательств по выплатам игрокам, которые составляют призовой фонд).

Это было особое налогообложение для операторов лотерей. За 2013-2014 гг. наша компания перечислила в бюджет около 530 млн грн. налогов. Начиная с 2015 г. этот показатель постоянно уменьшается.

Все дело в том, что 1 января 2015 г. был введен налог в размере 10% оборота; к нему добавляются 18% от выигрыша игроков, причем даже самого мелкого, и 1,5% воен­ного сбора. Налоговым агентом при этом является не сам игрок, а оператор лотерей.

В итоге игрок не понимает, за что с него берут деньги, которые ранее не взимали. Ведь раньше налог на выигрыши взимался только с сумм, превышающих 50 минимальных зарплат (примерно 55 тыс.грн.).

Когда человек выигрывает миллион, он готов платить с него налог, хотя его это может и возмущать. Но когда выигрываешь 10-20 грн., и эта сумма, по сути, является возвратом сделанной ставки, а тебе говорят, что нужно еще платить налоги, начинаются скандалы.

Ведь выиграв, человек получает меньше, чем потратил на лотерейный билет. Это создает негативное отношение к лотереям.

Вдобавок для нас, операторов, ввели 18%-ный налог на прибыль, чего раньше тоже не было.
Вводя новые налоги, государство, судя по всему, рассчитывало собрать больше средств.

Но на самом деле налоговые поступления от лотерей резко сократились. Во всем мире лотереи запускаются для того, чтобы собирать больше средств в бюджет.

Если деньги не собираются, значит, была неправильно выстроена система налогообложения. В случае с изменением налогообложения лотерей у нас была явно допущена ошибка, которую государство не хочет признавать.

— Что нужно менять?
— Самый простой вариант — вернуть старую систему налогообложения и уже после этого говорить об экспериментах. Если неправильно выстроена система налогообложения выигрышей, люди просто перестают играть.

 “М.С.Л.” писал письма в Минфин, в которых отмечал, что практика разных стран показывает: резкое введение налогов на мелкие выигрыши убивает рынок. Похожий пример был в Греции. Там тоже в разгар кризиса хотели собирать больше налогов и ввели налог в 20% на все выигрыши, начиная с минимального.

Через три месяца они увидели, что рынок остановился, и тут же поменяли систему. В Испании и Португалии в кризис пробовали делать то же самое. Но там полгода только вели консультации с оператором по поводу того, как это правильно внедрить и прокоммуницировать населению.

И то, там налог на выигрыши взимался с сумм, превышающих EUR2 тыс. В ведущих странах Европы, таких как Германия, Франция и Великобритания, налог на лотерейные выигрыши вообще отсутствует.

В нашем случае рынок лотерей нужно развивать, а его убили налогами. В сложившейся ситуации налог на прибыль имеет чисто теоретический смысл, поскольку о прибыли говорить трудно.

— Какой эффект для отрасли имело введение налога с оборота?
— Проблема в том, что государство считает доходом оператора лотерей его оборот. А ведь оборот оператора состоит из валового игрового дохода и выигрышного фонда. Выигрышный фонд — это финансовые обязательства, а не доход.

Если бы доходом считались деньги, которые остались после выплаты выигрышей, то нет проблем. Но что делать в случае с современными мгновенными лотереями на терминалах самообслуживания? В Европе в таком сегменте лотерей выигрышный фонд достигает 92% оборота.

Как можно, выплатив игрокам 92% и оставив себе только 8%, иметь обязательства в 10% от общей суммы плюс остальные налоги, сборы и собственные расходы? В итоге эти нормы загоняют подобные игровые сегменты в тень. И вывести их из тени потом очень сложно.

— Нужно ли вывести налоговые сборы с лотерей в отдельную категорию средств, имеющих целевое назначение?
— Дело в том, что по нашему госбюджету сложно понять, сколько и на что было потрачено. Но есть ведь и иные примеры. В США недавно у многих компаний и организаций закончился финансовый год.

На сайте каждого штата уже можно открыть годовой финансовый отчет лотерейной комиссии. За прош­лый финансовый год в штате Нью-Йорк реализовано лотерей на $9,9 млрд. Из этой суммы $3,3 млрд использованы на развитие образования в этом штате. Причем можно увидеть, сколько денег в какой округ и в какой вуз было направлено.

Конечно, я за то, чтобы было целевое использование средств, получаемых государством от лотерей. Например, британский оператор специализируется на финансировании культуры, съемках новых фильмов.

Если весь годовой бюджет украинского Министерства молодежи и спорта составляет около 1,2 млрд грн., то, в принципе, эти расходы могли бы полностью покрываться за счет лотерей, если их не убивать, а помогать развиваться.

— Как-то удается донести свою позицию до чиновников, народных депутатов?
— Мы ведем большую разъяснительную работу уже в течение двух лет. Но пока представители власти не очень прислушиваются.

Был законопроект, зарегистрированный в начале 2015 г., но это уже устаревшие инициативы. Удивительно, почему руководство страны спокойно смотрит на эту ситуацию, ведь рынка нет и налогов от него тоже нет. А систему налогообложения отрасли никто менять не спешит.

Очевидно, власти подсчитали, что если только 18% от игрового валового дохода приносили бюджету около 300 млн грн. в год, то после увеличения налогов, например вдвое, можно получать 600 млн грн. Но этот принцип здесь не работает!

Нужно вернуть прежнюю, проверенную и работавшую систему налогообложения, которая, кстати, позволяла налоговым платежам расти. И уж затем, если есть желание что-то менять, собирать специалистов, проводить расчеты.

 Мы готовы привлечь к работе экспертов из разных европейских стран, которые покажут, какой есть опыт, как выстроить правильную систему.

— Опыт налогообложения лотерей каких стран был бы применим в Украине?
— Сложный вопрос. Модели, которую можно было бы просто скопировать, — нет. Скорее всего, нам нужно обратиться к опыту стран, ситуация в которых схожа с нашей. В Украине работают операторы, являющиеся частными, а не государственными компаниями.

Такая же ситуация в Чехии, Австрии, Греции, Италии и многих других странах. У нас развивающийся рынок. И это надо учитывать, это нас отличает от Швейцарии или Испании. Нужно перенимать опыт стран, которые поняли, что лотереи, в которых высокий призовой фонд, не могут облагаться налогом с оборота.

Также следует понять, что на рынке, который нужно развивать, нельзя вводить налог на мелкие выигрыши, нельзя одну и ту же сумму облагать налогом несколько раз. Необходимо адаптировать иностранный опыт к украинским реалиям.

— Много ли “М.С.Л.” потерял в результате аннексии Крыма и войны в Донбассе?
— 15-18% бизнеса осталось на территориях, на которых мы сейчас не можем вести свою деятельность.

Мы потеряли много оборудования, которое не успели вывезти. Но сейчас не это главное.

Главное — как мы встретим 2017 г. и на какие изменения готово правительство, чтобы вернуть лотерейный рынок в здоровое русло.

Прочитано 178 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.