Середа, 19 грудня 2018 16:11

Михаил Фридман показал обратную сторону жизни российского олигарха – The Economist

Российский миллиардер и совладелец «Альфа-Банка» Михаил Фридман попал на страницы TheEconomist.  Мы приводим тезисы публикации.

С полной версией статьи можно ознакомиться по ссылке.

После вторжения в Украину вопрос «о наследнике Путина» приобрел новую коннотацию: кто следующим пострадает от западных санкций? В обоих случаях фигурировало имя Михаила Фридмана.

Русская пословица советует не зарекаться от тюрьмы и от сумы, говорит Фридман. Тем не менее, по его словам, у него никогда не было объективных причин ни бояться тюремного заключения, ни беспокоиться о санкциях, которые Америка ввела в отношении Виктора Вексельберга, коллеги-миллиардера и его бывшего партнера, в начале этого года. Фридман называет «мистификацией» недавние слухи о тайном обмене сообщениями в 2016 году между кампанией Дональда Трампа и Альфа-Банком, который он контролирует. Так же он опровергает предположение из обнародованного досье, подготовленного британским экс-шпионом Кристофером Стилом, о том, что он дает советы по внешней политике г-ну Путину. «100% фальшивая информация», говорит он.

Но кое-кто в американском Конгрессе стремится наложить санкции на как можно большее число россиян; Министерство финансов США имеет секретный список потенциальных целей, среди которых может быть, а может и не быть имя Фридмана. Расследование Роберта Мюллера о вмешательстве в выборы может спровоцировать новые заявления. Положение Фридмана дает представление о взаимоотношениях бизнеса и власти в России. И он ставит Запад в затруднительное положение: как плотно надеть петлю наказания на шею Путина, и при этом поддерживать тех из его окружения, кто, несмотря ни на что, могут быть агентами прогресса.

Бизнесмены должны оставаться вне политики. По словам Фридмана, его собственность окажется под угрозой, если он станет «врагом государства». Так же близость с Кремлем сама по себе может быть рискованной. Посмотрите на Бориса Березовского, который искал убежища в Британии, а позднее умер при странных обстоятельствах. «Это неизбежная судьба людей, которые слишком близки к власти», – говорит Фридман. «Мы не хотим повторять эту историю». Он говорит, что «никогда не видел [Путина] один на один». Андерс Аслунд, специалист по России в аналитическом центре Atlantic Council, считает, что г-н Фридман сейчас «настолько далек от Путина, насколько вы можете быть, при этом оставаясь мультимиллиардером в России». 

Пока такое возможно, но не факт что так и будет. Михаил Ходорковский, магнат, который поссорился с Путиным и провел десятилетие за решеткой, считает, что «вы не можете иметь большой бизнес в России и не быть обязанным предоставить услуги Кремлю в любой момент». У Фридмана «никогда не было особенно теплых отношений лично с Путиным, но он поддерживал их через своего партнера Петра Авена», говорит Ходорковский. Петр Авен был министром в 1990-х годах, когда Путин занимался экономической политикой в Санкт-Петербурге.

По словам Михаила Фридмана, его правило – оставаться во «втором ряду», позиции, которая все еще предоставляет «крайне важный» доступ в Кремль. Иногда он делает пожертвования на государственные проекты - на зимнюю Олимпиаду или школу в Сочи – хотя, по его словам, сумма никогда не превышает нескольких миллионов долларов. И он отказывается публично комментировать дипломатические провалы, которые привели к санкциям (например, аннексия Крыма в 2014 году, вмешательство в выборы и отравление Сергея Скрипаля в Великобритании). Поскольку его интересы связаны с этими странами, Фридман считает, что субъективная оценка тех или иных событий была бы безответственной.

Вмешательство России в дела Украины остается особенно деликатным вопросом для Фридмана. Джазовый фестиваль, спонсируемый Альфа-Банком в его родном Львове, был переименован после того, как роль банка вызвала недовольство в обеих странах. Хотя Михаил Фридман подозревает, что протест в его московском офисе был организован недовольным должником.

До сих пор Фридман умело и опасно балансировал между диссидентом и приспешником … За такое балансирование ему пришлось заплатить другую, более личную цену. В 2015 году лидер оппозиции Борис Немцов был убит под стенами Кремля. Фридман считал Немцова одним из «самых близких друзей», но «любой контакт с ним мог быть истолкован как некая поддержка», что могло бы быть «не очень хорошо для бизнеса». Фридман перестал с ним контактировать. «Я очень сожалею об этом», говорит он сейчас. «Я не знал, что у наших отношений нет будущего». В путинской России некоторые вещи нельзя исправить.

Прочитано 1200 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.