Понедельник, 15 мая 2017 08:45

Почему важно, чтобы банки были прозрачными

Александр Бевз, директор Департамента лицензирования НБУ

В триллере американского режиссера Джона Полсона “Игра в прятки” есть такой момент: героиня фильма встает, открывает шкаф и с улыбкой человека, который наконец узнал правду, восклицает: “А! Вот ты где!”.

Примерно такая же реакция была у сотрудников Национального банка в течение последних лет, когда они в конце концов официально устанавливали, кто реально владеет украинскими банками. Нам приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы выявить реальных конечных бенефициаров. Ведь раньше на банковском рынке обычной практикой было использование трастовых или других конструкций, которые позволяли маскировать настоящих владельцев финансовых учреждений.

Банкиры-футболисты
Речь идет не о двух или трех банках со скрытыми собственниками. По состоянию на 1 января 2014 г. из 180 действующих участников рынка 80 имели признаки непрозрачности структур собственности. То есть почти половина. Владельцы таких учреждений прибегали к разнообразным “трюкам”, чтобы скрыть сведения о себе.

Хит-парад возглавляли “футбольные команды” — банковские структуры, в которых собственность размывалась путем введения в состав собственников 11 и более человек. Это позволяло избежать необходимости согласовывать в НБУ приобретение существенного участия в банке (согласование требуется на владение 10% и более).

Еще один распространенный “трюк” — использование трастовых конструкций, позволяющих расщеплять право собственности на номинальное и фактическое. В результате в структуре собственности банка отражался только формальный владелец, который не имел ничего общего с настоящими владельцами банка, кроме соглашения в зарубежной юрисдикции о номинальном владении. Такой себе зицпредседатель Фунт, готовый сидеть за всех. Нередко использовалась и схема с доверенностями, когда формальный владелец выдавал фактическом бенефициару доверенность на право управления банком. Однако в структуре собственности банка продолжал отражаться именно формальный владелец.

В мутной воде
Непрозрачная структура собственности позволяла владельцам избегать ответственности перед вкладчиками за доведение банка до неплатежеспособности, причиненный банковским учреждением вред, а также уклоняться от выполнения обязательств по докапитализации банка.

Пребывание в тени также позволяло владельцам не выполнять экономические нормативы, в первую очередь касающиеся ограничения кредитования банками связанных лиц. И даже больше! Были ситуации, когда банк мог быть фактически продан другому лицу, а “на бумаге” формальный владелец оставался неизменным.

Это создавало для банковской системы и экономики государства ряд существенных рисков.

Во-первых, повышенный риск банкротства финучреждений. Ведь сокрытие владельцем своего участия в банковском учреждении позволяло ему избегать обязанностей по финансовой поддержке этого учреждения и выполнения обязательств банка перед вкладчиками. Исходя из практики Национального банка последних лет, можно говорить о существовании прямой зависимости между финансовым состоянием банка и прозрачностью структуры его собственности: финансово устойчивым банкам, которые придерживаются экономических нормативов и высоких стандартов деятельности, нечего скрывать, они ведут ответственный бизнес, их владельцы известны обществу.

Во-вторых, искажение бизнес-модели банков. Безграничное кредитование финансово-промышленных групп, связанных с реальным владельцем, ставило банки в полную зависимость от результатов деятельности связанных лиц, из-за чего такие финучреждения не имели собственной полноценной бизнес-модели и превращались в “пылесосы” денег с рынка для кредитования небанковских бизнесов владельца.

Операция “Прозрачность”
Невозможно оздоровить банковскую систему без нивелирования указанных выше рисков. И НБУ начал процесс легализации структур собственности банков. Отправной точкой для его запуска стало принятие Верховной Радой 2 марта 2015 г. Закона “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности связанных с банком лиц”.

После этого Нацбанк очень быстро внес изменения в свои нормативно-правовые акты, и уже летом 2015 г. степень прозрачности отечественной банковской системы с точки зрения раскрытия собственников достигла 98% против показателя января 2014 г., едва дотягивавшего до 60%.

Однако в процессе легализации структур собственности банков регулятор столкнулся с другой проблемой — не все заявленные лица оказались настоящими владельцами банковских учреждений. За период со второй половины 2015 г. и до начала 2017 г. Нацбанк проводил активную работу по верификации поданных банками сведений и выявлению реальных владельцев.

Всем заявленным владельцам регулятор предлагал одинаковые условия: предоставить документы, подтверждающие их финансово-имущественное состояние. И уже после этого возникали парадоксальные ситуации. Например, многие якобы “настоящие” владельцы банков оказались бедными людьми, которые живут на минимальную заработную плату и не имеют никакого имущества. Понятно, что такие люди не могут быть реальными владельцами банковских учреждений и обеспечивать им финансовую поддержку для выполнения обязательств перед вкладчиками.

Приходилось проводить настоящие “детективные” расследования, чтобы выявить, кто же на самом деле стоит за спиной безденежных псевдобанкиров. Реальным владельцам, умеющим хорошо маскироваться, НБУ напоминал о Законе, который позволяет относить банк к категории проблемных в случае неустановления истинных бенефициаров.

Риск проблемности заставлял настоящих владельцев хочешь не хочешь приходить в НБУ и приносить письма, удостоверяющие принадлежность банка именно им. Регулятор требовал от них также подтверждения достаточности собственного финансово-имущественного состояния — для обеспечения поддержки банка.

Право на правду
Если реальные владельцы отказывались раскрыть себя, Нацбанк вынужден был относить такие банки к категории проблемных, а впоследствии и неплатежеспособных. За период 2015-2017 гг. с рынка были выведены пять банков именно в связи с непрозрачностью структур собственности: “Юнисон”, “Народный капитал”, “ТК Кредит”, Смартбанк и Классикбанк.

Некоторые из этих финучреждений, возможно, до сих пор работали бы на рынке, если бы их владельцы не прятались “в шкафу”, уклоняясь от ответственности за дальнейшую судьбу своего бизнеса. Однако они выбрали другой путь, и это — их выбор.

Приятно сообщить, что сейчас все банки Украины имеют прозрачную структуру собственности. Актуальная информация о реальных собственниках банков обнародована на интернет-странице Национального банка, и люди могут ознакомиться с ней в любой момент. Знать, кому доверяешь свои деньги, — право каждого гражданина. Нацбанк вернул обществу это право, непонятно почему отнятое у него недобросовестными владельцами банковских учреждений.

Это право у украинцев больше не отнимут, потому что “игра в прятки” завершилась: Национальный банк продолжит активный мониторинг структур собственности банков для обеспечения прозрачности банковской системы, ответственности перед вкладчиками и повышения финансовой осведомленности граждан Украины.

Дополнительная информация

  • Имя Фамилия: Александр Бевз
Прочитано 2522 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.