2806 b ua 3

Понеділок, 06 лютого 2017 09:51

За 2016г. Moneyveo выдала более 220 тыс. кредитов.

Михаил Лизанец, co-founder компании Moneyveo и Валерий Муратов, co-founder компании Moneyveo

— В каких сферах финансовых услуг FinTech-проекты развиваются наиболее активно?
Валерий Муратов, co-founder Moneyveo:
Дословно FinTech — это финансовые технологии. Их используют как банковские, так и небанковские учреждения.

К сфере FinTech можно отнести инновационное использование IT для продвижения и улучшения финансовых услуг. На сегодняшний день в мире наиболее привлекательные с точки зрения инвестиций FinTech-проекты реализуются в сфере платежей и кредитования.

p 18Михаил Лизанец, co-founder Moneyveo: Также можно добавить проекты в сфере инвестиций и вложения средств в валюты. Набирает обороты и Person-to-Person-кредитование, когда одни лица инвестируют деньги под проценты, а другие их используют.

Отдельная тема — криптовалюта BitCoin. Кто-то считает это денежной единицей, кто-то лишь средством передачи денег, тем не менее это совершенно новое явление, созданное с помощью технологий.

В.М.: Основные направления Fin­Tech — платежи, кредиты, ритейл-банкинг, финменеджмент, страхование и рынки (биржи).

— Какие направления получили наибольшее развитие в Украине?
В.М.: Платежи и кредиты.

М.Л.: Причем вкладывают средства в FinTech-проекты самые разные инвесторы. Например, мы не являемся банкирами и, тем не менее, развиваем FinTech-компанию. Многие компании, занимающиеся организацией платежей, тоже не были основаны выходцами из банковского сектора.

— Опыт показывает, что в Украине многие бывшие банкиры организовывают кредитные компании,
в основе которых лежит как раз FinTech.

В.М.: Такая тенденция есть. По нашему опыту, банки достаточно громоздки и малоподвижны и зачастую подхватывают уже опробованные решения. Сами же технологии и идеи рождаются в небанковском сообществе.

Их генерируют молодые люди со своим образом мышления, современным стилем жизни, которые стараются не связывать себя большим количеством правил и регуляций, стремятся выйти за рамки сложившейся практики.

Эти люди ориентируются не на навязанные извне правила, а на необходимость сделать сервис удобнее и понятнее для клиентов.

М.Л.: Но банки, как в мире, так и в Украине, следят за интересными проектами в сфере IT и со временем задумываются над тем, не стать ли им акционерами или собственниками какого-либо стартапа и не интегрировать ли его в свою структуру, в том числе и в качестве нового подразделения.

— Как сферу украинского FinTech можно оценить в денежном выражении? Можно ли оценить годовой оборот отрасли или хотя бы объемы кредитования?
В.М.: Потенциал украинского рынка FinTech можно оценить в несколько десятков миллиардов долларов. В “живых” деньгах это пока несколько миллиардов гривень. Если говорить о сфере обеспечения платежей, то суммы будут и того больше, поскольку здесь очень высокий оборот и к тому же эта сфера очень быстро развивается.

М.Л.: Все зависит от того, как считать. Ведь фактически ПриватБанк можно отнести к очень крупным FinTech-компаниям. Чего стоит их платформа “Privat24”. С этой точки зрения разница между ПриватБанком и каким-либо другим банком колоссальна.

— FinTech-компании — это конкуренты банковского сектора или, скорее, партнеры?
В.М.:
Кто-то говорит, что партнеры, так как не конкурируют на одном поле. Кто-то — что все же конкуренты, поскольку клиенты так или иначе переходят с банковских продуктов на сервисы FinTech-компаний. При этом банки в своем классическом виде все больше начинают походить на динозавров. Другой вопрос, что даже конкуренты могут успешно сотрудничать.

М.Л.: За банками стоят огромный капитал, отлаженные бизнес-процессы, возможно, монотонная, но проверенная сотнями лет рабочая модель финансового бизнеса. Стартапы — это нечто новое и непроверенное, но они — носители технологии, позволяющей обслуживать людей быстрее, дешевле, с гораздо меньшим количеством ограничений. Когда банки и стартапы находят общий язык и точки взаимодействия, получается наилучший результат.

— С какими сложностями и ограничениями юридического или нормативного характера FinTech-компаниям приходится сталкиваться в Украине?
В.М.
: Развитие FinTech ушло далеко вперед как в мире, так и в Украине. Причем по ряду направлений Украина опережает другие страны. Кстати, тут большую роль сыграл ПриватБанк как один из лидеров внедрения IT-решений в финансовом секторе.

Регуляторы же, как правило, неповоротливы. Когда что-то уже работает и опробовано рынком, тогда подтягивается и государственное регулирование. Часто FinTech-компании оказываются в “серой” зоне.

Они не нарушают законодательство, но при этом еще нет и четких процедур регулирования внедряемых на рынке процессов. BitCoin существует уже довольно давно, но четкого регулирования со стороны государства нет и по сей день. Например, Люксембург первым в мире выдал лицензию BitCoin-бирже.

М.Л.: Не только стартапы, но и банки не очень любят регуляцию. Иное дело, что у банков есть масштаб и опыт для того, чтобы этим регуляторным нормам соответствовать. Стартапам приходится действовать по принципу “голь на выдумку хитра” и идти в те сферы, в которые банки по каким-то причинам не пошли.

В.М.: Причем, для того чтобы начать регулирование той или иной деятельности, нужно понимать, чем компания занимается. Нужно ли, например, считать учреждение, занимающееся Person-to-Person-кредитованием, финансовой компанией или же лишь IT-платформой, на которой люди сами находят тех, кто даст им денег?
Другой пример — Facebook. Это IT-компания или рекламное агентство, получающее огромную прибыль от рекламы?

— Но с точки зрения платежных сервисов все понятно, здесь мы имеем дело со вполне сложившейся финансовой услугой.
В.М.: И в этой сфере не все очевидно. Взять хотя бы электронные деньги — WebMoney, “Яндекс.Деньги.” и др. Эта сфера с точки зрения регулирования продвинулась гораздо дальше остального FinTech, но и здесь еще есть над чем работать.

М.Л.: Если бы все было так просто, то, наверное, в Украине уже давно работала бы PayPal.

— Насколько часто банковский сектор перенимает идеи и технологии, рождающиеся в среде FinTech-стартапов?
В.М.: В мире такие примеры есть, и они уже не первый год работают.

М.Л.: По крайней мере, банки часто отслеживают тенденции в FinTech и внедряют новшества у себя. Сейчас вряд ли можно найти много банков, не разрабатывающих для клиентов мобильные приложения или сервисы мгновенных платежей. Даже государственный Ощадбанк разработал и внедрил достаточно неплохой онлайн-банкинг.

— Действительно ли применение FinTech позволяет удешевлять предоставление финансовых услуг?
В.М.:
Да, и существенно. Как пример можно привести использование blockchain. Уже создан консорциум крупнейших мировых банков, которые построили инфраструктуру и уже осуществляли переводы с использованием технологии blockchain. Для них это в первую очередь возможность снижения расходов
и рисков.

— С какими результатами 2016 г. завершила компания Moneyveo?
В.М.: Мы уверенно удерживаем лидерскую позицию по кредитованию онлайн.

М.Л.: По количеству выданных кредитов мы выросли втрое. За прошлый год было выдано более 220 тыс. кредитов. В 2015 г. этот показатель составлял всего 70 тыс. кредитов. Вдвое увеличили штат сотрудников.

Учтите, что мы начали свою деятельность в 2013 г., буквально за пару дней до начала событий на Майдане.
В.М.: Сервис стартовал в интернете сразу по всей Украине, но Крым пришлось быстро отключить в связи со сложившейся там ситуацией. Увы, мы не можем выдавать кредиты на этой территории. Потом приходилось следить за перемещением линии разграничения между подконтрольными и неподконтрольными Украине территориями и отключать или подключать услуги для тех или иных населенных пунктов.

— Как вы решаете вопрос с плохими заемщиками?
В.М.: С этой точки зрения мы соответствуем всем правилам. У нас есть службы, занимающиеся этим вопросом, есть юридическая практика, большое количество выигранных судов. Также мы работаем с внешними парт­нерами, имеющими больше опыта в работе с проблемной задолженностью.

— Что позволяет быстро принимать решения о выдаче кредитов?
М.Л.: Робот. Автоматическая система принятия решений. Мы собираем большой массив данных, которые пользователь указывает в анкете и открытых источниках.

К тому же мы берем информацию у Бюро кредитных историй. Роботу при этом не нужно спать, есть, он может работать в режиме 24/7, и при этом у него всегда одинаковое настроение. В принятии решений он объективнее человека.

— Но такую систему нужно защищать от хакеров, особенно если учесть, что в этом отношении страны СНГ изобилуют талантами.
М.Л.:
Хакеры регулярно балуются. Но у нас работают талантливые ребята, знающие, как этому противостоять, и понимающие, где могут быть слабые места. В бюджете компании статья расходов на IT-безопасность достаточно весомая.

Это является нашим конкурентным преимуществом, так что наши клиенты могут быть спокойны: их данные у нас в целости и сохранности. Мы соответствуем высокому стандарту защиты данных PCI DSS.


Дополнительная информация

  • Автор: Юрий Гусев
  • Название материала в журнале: Финансы — дело техники
  • Номер: Бизнес №6 от 06.02.2017
Прочитано 410 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

HQBROKER

ШАРЖІ 
« July 2018 »
Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
КОЛУМНІСТИ БІЗНЕСУ

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.