Володимир Чеповий
спільно інвестувати
 
Володимир Полевий
захистити свій бізнес
 
Юрій Гусєв
розповісти про свій бізнес
 
Світлана Власова
розвивати свій бізнес
 
Олексій Чуєв
включитися у бізнес-події
Понеділок, 29 травня 2017 08:22

“Я рассчитываю на вхождение в Украину крупных сетевых инвесторов”

Павел Ковтонюк, заместитель министра охраны здоровья Украины

 

Заместителю министра охраны здоровья Павлу Ковтонюку, отвечающему за реализацию реформы украинской медицины, всего 33. Возможно, самый подходящий возраст, чтобы, отвергая все стереотипы и опасения, упорно продвигать изменения в отечественном здравоохранении.

По крайней мере, за восемь с половиной месяцев работы на посту заместителя министра он не растерял оптимизма и надеется, что в ближайшие полтора месяца ВР таки примет основные законы для реформирования отрасли. И не исключает, что это в том числе станет толчком для развития частной медицины в стране.

— Какова перспектива принятия основного документа для реформирования здравоохранения — Закона “О государственных финансовых гарантиях предоставления медицинских услуг и лекарственных средств” (законопроект #6327)?
— Радует, что прохождение законопроекта идет в том темпе, на который мы рассчитывали. Начинается парламентская сессия, документ должны внести в повестку дня, после чего он будет рассмотрен в комитетах и вынесен на голосование в первом чтении.

Важно, чтобы закон приняли на этой сессии, до летних каникул. Тогда будут основания для формирования госбюджета следующего года с учетом новых реалий. Бюджетный запрос подается в середине сентября, поэтому мы хотим успеть к этому времени. Если же законопроект не пройдет, то реформирование украинского здравоохранения перенесется еще на пять лет.

— Почему?
— Потому что тогда реформа в первичном звене здравоохранения может начаться только с 1 января 2018 г. Сможем увеличить доход семейным врачам тоже только со следующего года. Нам не хватит данных, чтобы рассчитать Государственный гарантированный пакет медицинских услуг до 15 сентября, и мы войдем в предвыборный 2019 г. без реального бюджета.

Реформа второго звена — специализированной помощи — тогда начнется тоже в предвыборном 2020 г. Но нигде в мире реформы не проводятся в течение предвыборного цикла.
Пока я оптимистично оцениваю перспективы принятия законопроекта #6327.

Период общего информирования законодателей уже прошел, сейчас мы работаем больше с замечаниями и вопросами. Стараемся обсудить документ с депутатами разных фракций, проводя с ними встречи буквально каждый день.

— Как реформирование государственной системы здравоохранения повлияет на частную медицину в Украине?
— Идеология реформы состоит в создании рынка медицинских услуг. Это — конечная цель. Мы должны понимать государственное здравоохранение не как государственные больницы, а как государственные деньги, которые могут тратиться в любой больнице.

 Государство будет мониторить рынок, смотреть, где выгоднее купить услугу для пациента. Под выгодой имеется в виду соотношение цены и качества. Поэтому очень хочется, чтобы частные поставщики услуг были равными игроками на этом рынке.

В законодательстве предусмотрены абсолютно равные условия для операторов всех видов собственности. Ничто не будет мешать Национальной службе здоровья приобретать услуги или в частном учреждении, или в коммунальном, или в государственном. Между Службой и операторами будут договорные отношения. Вопрос в том, как отреагирует на изменения частный сектор.

С учетом опыта других стран можно предположить несколько сценариев развития ситуации. В одних странах, где внедрялась такая модель, частный сектор не развился, а остался в дорогом сегменте для более обеспеченного населения. В других частные операторы ушли в ниши, которые государство не может покрыть.

Например, в Великобритании, чью модель здравоохранения мы стараемся перенять, частная медицина дополняет государственную. Там если в государственной клинике надо ждать своей очереди к специалисту, то в частную можно попасть без очереди. В Италии же, где тоже действует подобная система, 50% поставщиков в системе государственного страхования — это частные больницы.

 То есть там рынок отреагировал по-другому. В общем, пока очень сложно прогнозировать, как отреагирует наш рынок. Но нам бы очень хотелось, чтобы на рынке были частные поставщики услуг, которые могли бы улучшить медицинскую инфраструктуру страны. Она сейчас не в лучшем состоянии, перестраивать ее долго. Проще заключить договор с частной больницей.

Также очень хочется, чтобы с введением новой системы здравоохранения в Украину приходили крупные международные медицинские сети. Потому что пока у нас самая большая частная больница все равно меньше районной. Я рассчитываю, что в Украину придут крупные сетевые инвесторы. По крайней мере, пока я здесь работаю, буду содействовать тому, чтобы в частный сегмент они приходили.

— Как рассчитываются тарифы на медицинские услуги?
— Мы принципиально настроены на то, чтобы с самого начала эти тарифы были рыночными. Даже если мы поймем, что не так много услуг можем покрыть финансированием. Просто международный опыт показывает, что если в этом вопросе идти на компромисс, ничего не изменится.

Так было в Киргизии. Там устанавливались цены на услуги исходя из низких зарплат врачей. В результате ничего не изменилось, неформальные платежи не уменьшились.

Поэтому нам нужно с самого начала выйти если не на очень щедрые, то на относительно рыночные тарифы. Сейчас рассчитывается тариф на первичную помощь, и уже есть представление о том, каким он должен быть. Мы хотим заложить его в среднесрочный бюджетный план.

— Речь шла о 210 грн. на человека в год.
— Да, нас попрекают этой цифрой. Она выводилась из того, сколько денег есть сейчас. Но в тарифный план мы заложим сумму, превышающую эти 210 грн. С Минфином провели переговоры, с их стороны есть понимание, что тариф на медуслугу должен быть рыночным, тогда можно изменить систему здравоохранения в стране.

— Частные игроки, заключившие договор с Национальной службой, смогут устанавливать более высокие цены? Как, например, происходит в Турции.
— Мы изучали опыт Турции. Считаю, что у них одна из лучших по масштабности реформ в мире за последнее время. Но в каждой стране есть своя специфика, и все зависит от цели.

Частным больницам в Турции предоставлялось много преференций для развития медицинской инфраструктуры, потому что в стране, по сути, не было больниц. И там привлекали частных инвесторов, чтобы застроить страну больницами.

У нас нет цели строить очень много больниц. Нам нужно будет искать немного иные модели государственно-частного партнерства, чтобы старые разваливающиеся больницы заменять новыми.
Если вернуться к тарифам, то все будет зависеть от того, в каком сегменте хочет работать частный оператор: в массовом или в премиум.

Для массового сегмента стоимость услуги должна быть такой, чтобы она окупалась и не было необходимости дотировать оператора.

— Вы обсуждаете тарифы с частными клиниками?
— Да, в частности, и по первичной помощи. Мы обсуждали, какой может быть стоимость услуги, если клинике не нужно тратиться на продвижение, создание luxury-условий и т.д.

— И к чему пришли?
— Пока сумма обсуждается. Когда она будет заложена в Бюджетную резолюцию, озвучим. Но, как я уже сказал, она превысит 210 грн. Будет тариф, по которому смогут работать и частный, и государственный поставщики услуг.

— Насколько частные клиники активны и готовы сотрудничать с МОЗ в этом вопросе?
— Некоторые готовы. Думаю, что игроки больше активизируются, когда мы начнем внедрять изменения. Для них будет сигнал, что это уже не просто разговоры.

У меня есть опасения относительно того, захотят ли перестраивать свои бизнес-модели частные поставщики. Возможно, оставаясь в традиционном для себя премиум-сегменте, они будут открывать клиники массового среднего сегмента.

То есть если сейчас педиатр в частной больнице обслуживает 40-50 детей, то, чтобы работать по системе Национальной службы здоровья, нужно будет вести около 600 детей. Это другая нагрузка, другая финансовая модель.

Пока участники рынка выжидают. Я на их месте тоже ждал бы сигнала. Потому что у нас в стране много разговоров, но мало дела. Когда будет принят закон о государственных финансовых гарантиях — это будет очень четкий сигнал.

— Иностранные инвесторы тоже ждут.
— Да, и сетевые игроки из Восточной Европы, и турки. Я недавно вернулся из Китая — у них огромное желание вкладывать в украинскую медицину. Думаю, что потенциальных инвесторов много и они даже готовы рисковать.

 

Алла Силивончик

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №22 от 29.05.2017
Прочитано 352 раз
Другие материалы в этой категории: « Будьте здоровы В ожидании чуда »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.