Володимир Чеповий
спільно інвестувати
 
Володимир Полевий
захистити свій бізнес
 
Юрій Гусєв
розповісти про свій бізнес
 
Світлана Власова
розвивати свій бізнес
 
Олексій Чуєв
включитися у бізнес-події
Понеділок, 15 травня 2017 08:39

Бесценные ценности

Где и как страховать частные коллекции в Украине?

Западный мир давно привык страховать предметы искусства как на частном, так и на государственном уровне. Судьба украинских коллекций часто оставлена на волю случая. 
Отчасти — ввиду отсутствия средств, отчасти — из-за нежелания владельцев официально “светить” свои богатства.

В Европе и США страхование предметов искусства уже давно не является экзотикой. Западный менталитет таков, что если предмет обладает повышенной ценностью, то его обязательно нужно защитить страховкой. Сложно представить европейский музей государственного значения, экспонаты которого не были бы застрахованы.

“За рубежом это отдельный сложившийся сегмент страхового рынка, который постоянно развивается, поскольку есть спрос. Так, средний рост стоимости страхования картин известных мастеров составляет около 20% в год, что обусловлено постоянным удорожанием самих предметов искусства”, — рассказывает Андрей Спариш, директор направления продукт-менеджмента страховой компании “Альфа Страхование (Украина)”.

При этом нужно учесть, что многие частные коллекционеры на Западе понимают, что покупка картины известного художника — выгодное вложение средств. “Сейчас предметы искусства зачастую рассматриваются как объект инвестиций (особенно частными лицами и галереями), поэтому такое страхование — это прежде всего защита инвестиций”, — говорит г-н Спариш.

Конечно, многие полотна всемирно известных мастеров, по сути, “бесценны”. И тем не менее владельцы коллекций предпочитают оценивать свои потенциальные потери в случае их утраты или повреждения и, соответственно, страховать эти риски. Можно ли оценить полотна Рафаэля или Рембрандта? Вполне. Например, во время экспозиции работ Рафаэля
в Москве в 2016 г. все полотна были застрахованы на круглую сумму.

По словам представителей посольства Италии в России, одна из картин, экспонировавшихся на выставке, была застрахована на EUR100 млн. Очевидно, что без надежного и солидного страхового покрытия вряд ли удалось бы уговорить итальянские музеи на время расстаться со своими сокровищами. Тем более что многие картины до этого никогда не покидали Флоренцию.

Страхованию подлежат картины не только признанных мастеров древности. Например, в 2015 г. картины известного литовского художника Мика­лоюса Константинаса Чюрлениса при отправке на выставку в польский Краков застраховали на EUR15 млн. Полотна этого мастера начала ХХ в. довольно хрупкие и нуждаются в особых условиях хранения.

Дело в том, что ввиду бедности художник был вынужден создавать свои шедевры, используя дешевую краску, которая легко портится при ярком свете или повышенной влажности. Одно из наиболее известных произведений Чюрлениса — картина “Rex” — было застраховано на EUR1 млн.

p 28Опасения коллекционеров, кураторов музеев и галерей не напрасны. Множество предметов искусства было похищено и находится в розыске. Многие картины в свое время были повреждены при транспортировке или в результате безответственного хранения в ненадлежащих условиях. Известны также примеры банального вандализма.

Приведем лишь один из них. В 2001 г. полотно Рембрандта “Портрет пожилой женщины” вывозилось для экспозиции в г.Хьюстон (США). К сожалению, во время транспортировки был случайно поврежден правый нижний угол холста. Картина была срочно отреставрирована, но при этом, по оценкам экспертов, потеряла 10% рыночной стоимости.

Тогда привлеченный эксперт, главный хранитель Венского музея истории искусств Карл Шютц, определил, что за повреждение нужно заплатить $1,2 млн. Эта сумма должна была покрыть расходы на реставрацию и компенсацию потери стоимости предмета искусства. Столько впоследствии и заплатили страховые компании.

Бесстрашный арт
В Украине устоявшейся практики страхования предметов искусства нет. “К сожалению, нужно признать, что государственные музеи не имеют средств для страхования, а частные коллекции страхуются эпизодически и часто не в нашей стране”, — отмечает Андрей Спариш.

Впрочем, нельзя сказать, что украинские коллекции вовсе не застрахованы. Крупные частные галереи понимают риски и используют возможности страхования. “Страхование предметов искусства пользуется постоянным спросом у нескольких наших крупных клиентов. Как правило, они страхуют ценные объекты на момент экспозиции, транспортировки в места выставки для выездных мероприятий и хранения”, — говорит Владимир Василик, директор управления страхования имущественных рисков страховой компании “PZU Украина”.

При этом он также признает, что украинским страховщикам часто трудно принять на страхование частные коллекции: “Как правило, с ними связаны высокие риски и при этом их сложно оценивать”.

Для многих украинских арт-галерей и музеев страхование — это, по сути, не прихоть, а необходимость. Эксперты рынка отмечают, что многие киевские галереи расположены в старых зданиях, часто имеющих ненадежные коммуникации. Вследствие этого есть реальный риск, что хранящиеся в них ценности могут быть повреждены в результате прорывов старых водопроводов, отопительных систем, пожаров и т.п.

p 29Более того, при вывозе объектов искусства, особенно имеющих историческую ценность, вопрос страхования даже не обсуждается — это обязательное условие, закрепленное на законодательном уровне. “В основном большая часть договоров — это вынужденная мера для украинских музеев и галерей, которые выставляются в Европе.

Поскольку Европа и США не просто рекомендуют страховать объекты искусства во время экспозиции, они выставляют это в качестве обязательного условия любого контракта для выездных заграничных выставок”, — поясняет г-н Василик.

Правда, само страховое покрытие, предоставляемое вывозимым из Украины предметам искусства, порой вы­зывает споры. Например, в 2012 г. члены рабочей группы при Львовском облсовете высказывали свое возмущение тем, что батальные полотна Мартино Альтомонте, придворного художника короля Яна III Собеского, при отправке на реставрацию и последующую экспозицию в Польше были застрахованы всего на $10 млн. Речь идет о картинах “Битва под Парканами” и “Битва под Веной”, которые, по мнению отечественных историков, стоят сотни миллионов долларов.

Отсутствие культуры страхования предметов искусства — проблема для Украины. “Я не знаю, кого проще отыскать, владельца уникальной коллекции, желающего застраховать свое имущество, или репутабельную страховую компанию, которая сможет достойно застраховать этот риск с качественным покрытием, — говорит Виталий Лебедовский, партнер страхового брокера BritMark.

— Иногда встречаются и те, и другие. Однако глобально в нашей стране для данного страхового продукта отсутствуют как спрос, так и предложение”.
Увы, ситуация в Украине такова, что частные лица страхуют свои ценности куда чаще, чем государственные музеи.

В музеях и галереях на охрану-то не всегда деньги выделяются. Правда, как мы уже говорили, чаще всего страховка приобретается при перемещении произведений искусства на территорию другого музея. Если в Украину привозят полотна великих мастеров живописи, можно быть уверенными в том, что принимающая сторона оплачивает их страхование.

Это стандартное требование владельцев коллекций. Правда, страхование особо именитых работ стоимостью в несколько миллионов долларов могут не доверить принимающей стороне, оставляя его прерогативой отправителя.

Кто страхует и почем
Участники отечественного страхового рынка признают, что пересчитать страховые компании, желающие и, главное, умеющие размещать подобные риски, можно по пальцам одной руки. Особенно если говорить о надежных страховщиках, имеющих возможность перестраховывать риски в Европе. “Наверное, многие страховщики готовы (или хотели бы. — Ред.) страховать такие объекты, а вот предоставить полное покрытие с пониманием принятых обязательств и ответственности могут не все”, — отмечает Владимир Василик.

Многим страховым компаниям порой попросту не хочется связываться со сложным видом страхования и брать на себя большую ответственность.
Тем более что при наступлении страхового случая дело, скорее всего, окажется резонансным, привлекающим внимание общественности и регулирующих органов.

“В случае с драгоценностями, не являющимися культурной ценностью, ситуация полегче. Бриллиантовое колье от современного дизайнера с ценником в миллион гривень застраховать куда проще, чем средневековую фреску аналогичной стоимости”, — говорит Виталий Лебедовский.

К тому же страхование предметов искусства — дело не­дешевое. Стоимость страхования произведений искусства в 2-4 раза выше стоимости страхования иных видов движимого имущества. И это при том, что покрываемые страховкой риски для произведений искусства будут такими же, как и для товарных запасов на складе или мебели: пожар, взрыв, падение летательных аппаратов, стихийные явления, повреждение водой из трубопроводов, кража со взломом, грабеж или иные противоправные действия третьих лиц.

Отметим, что страхование предметов искусства, практикуемое в Европе, отличается более широким покрытием рисков. В Украине же клиент рискует заключить договор страхования с урезанным перечнем покрываемых рисков. Например, с исключением вреда от кражи или пожара.

Да и в принципе в Украине нет практики комплексного страхования арт-объектов. Европейским и американским страховщикам давно знаком принцип страхования “From wall to wall” (“Со стены на стену”). Проще говоря, при таком подходе, например, картина защищена страховкой с момента, когда она покидает свое место в родной галерее, до момента возврата на свое законное место.

В украинской практике подход несколько иной. “Предметы искусства страхуются с учетом комбинированного покрытия рисков и обстоятельств. Во время транспортировки предметы искусства — это груз, который защищают от всех рисков. На момент экспозиций каждый риск учитывается отдельно. Например, огонь, стихийные бедствия, действие воды, противоправные действия третьих лиц, кража, грабеж, наезд транспортного средства, падение летальных аппаратов”, — рассказывает г-н Василик.

Помимо набора страхуемых рисков немаловажным остается определение страховой суммы, на которую и будет застрахована картина, фреска, икона или иное произведение искусства. Начнем с того, что страховая сумма обязательно должна быть подтверждена документом профессионального оценщика.

“Страховая сумма определяется на основании экспертной оценки Союза художников Украины или подобного авторитет­ного общества, — поясняет г-н Василик. — Тариф зависит от условий перевозки, защищенности места экспозиции (охранно-пожарная безопасность) и т.д.”. По его словам, тариф, как правило, колеблется в пределах 0,5% страховой суммы в зависимости от различных условий, места экспозиции, хранения и перевозки.

Не имея оценки, заключить договор страхования либо невозможно, либо крайне затруднительно. При этом оценивать можно как предметы старины, имеющие историко-культурную ценность, так и предметы современного искусства, обладающие исключительно рыночной стоимостью. Причем в расчет принимаются такие показатели, как редкость, сохранность, известность автора, потенциал и перспективы динамики цен, рыночные цены аналогов и т.п.

“Единственная проблема в оценке стоимости предмета искусства — это, на мой взгляд, дороговизна самой оценки. Очень многие клиенты на моей памяти отказывались от приобретения страховой защиты не из-за стоимости страхования, а из-за стоимости оценки”, — говорит Виталий Лебедовский.

Впрочем, его коллега полагает, что эта проб­лема — не единственная. “При оценке предметов искусства самая главная проблема — это наличие самого оценщика. Не с каждым страховая компания может сотрудничать. Но при этом страховщик не может рассматривать подобные риски без актуальной экспертной оценки”, — поясняет Владимир Василик.

Помимо этого, на стоимость страховки влияют также следующие факторы риска: надежность систем пожарной защиты в помещении, где будут храниться страхуемые произведения, подверженность помещений рискам стихийных явлений, наличие систем видеонаблюдения и сигнализации. После изучения выше­указанных данных андеррайтер страховой компании рассчитывает, какой страховой платеж можно применять в той или иной ситуации.

Ценности не для показа
Следует отметить, что причина, по которой многие частные лица, владеющие ценными предметами искусства, не готовы их страховать, не всегда связана с нехваткой средств на оплату страховки. “Вопрос, скорее, не в количестве страховых компаний, готовых страховать предметы искусства, а в готовности владельцев этих предметов “доверять” подобные риски страховым компаниям и оплачивать их”, — отмечает Андрей Спариш.

Все дело в том, что важный аспект страхования связан с подтверждением прав собственности и легальности владения предметами искусства. Здесь возникает ряд вопросов, связанных с оценкой предметов искусства, обязательностью декларирования такого имущества, подтверждением легальности доходов, на которые эти предметы искусства были приобретены, и т.д. Действительно, в Украине состоятельные лица, имеющие возможность приобрести ценную картину, икону, книгу или другую историческую или культурную ценность, не спешат афишировать эти покупки и тем более их стоимость.

При этом нужно учесть и то, что западные компании, которые могут принимать на перестрахование подобные риски, очень щепетильны в вопросах владения и происхождения ценностей. Участники рынка говорят, что многие западные компании попросту не готовы брать на страхование предметы искусства, принадлежащие украинским владельцам, поскольку не могут просчитать свои репутационные риски. Ничего не поделаешь, это издержки теневой экономики Украины.

Юрий Гусев

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №18-20 от 15.05.2017
Прочитано 312 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.