1920х310n1

Понеділок, 24 квітня 2017 08:15

“В этом году “Укргазвидобування” планирует заплатить 48 млрд грн. налогов и сборов”

Олег Прохоренко, председатель правления ПАО “Укргазвидобування”

Год назад руководство ПАО “Укргазвидо­бування” представило план увеличения добычи газа до 20 млрд куб.м до 2020 г.
За это время многое изменилось как в отрасли, так и внутри компании. Выполняет ли компания поставленные задачи, с какими сложностями сталкивается и благодаря чему возглавляет рейтинг крупнейших налогоплательщиков страны, рассказал БИЗНЕСу председатель правления ПАО “Укргазвидобування” Олег Прохоренко.

— В прошлом году “Укргазвидобування” увеличила налоговые отчисления в 7 раз и заняла первое место в рейтинге налогоплательщиков с большим отрывом от преследователей. Какую роль в этом сыграло собственно фискальное давление и какова в успехе доля менеджмента компании?
— К успехам менеджмента я отношу прежде всего то, что команде удалось “переломить” негативный тренд сокращения добычи газа и решить ряд управленческих вопросов, напрямую влияющих на финансовые показатели компании.

В 2015 г., когда пришла новая команда, компания добыла 14,5 млрд куб.м газа и в плане на 2016 г. стояла цифра 14,3 млрд куб.м. Но фактически мы добыли 14,6 млрд куб.м и превысили уровень 2015 г.

В этой цифре важно то, что реализация газа населению увеличилась на 184 млн куб.м. Это означает, что НАК “Нафтогаз України” сократила импорт топлива, увеличился также внутренний НДС. На этот год компания уже поставила себе задачу добыть 15-15,2 млрд куб.м газа.

Кроме того, была увеличена реализация другой продукции “Укргазвидобування” — дизельного топлива, бензина и сжиженного углеводородного газа. После модернизации Шебелинского завода предприятие начало реализацию топлива экологического стандарта Евро-5.

С финансовой точки зрения это способствовало резкому увеличению маржинальности операций, мы “прибавили” около 2 тыс.грн./т к цене реализации и, соответственно, увеличили налоговые отчисления в виде акциза и НДС.

Вся реализация топлива была переведена на Энергетическую биржу, также был снижен размер лота. Таким образом, расширилась сеть контрагентов и, повторюсь, повысилась маржинальность операций. Только это направление (моторное топливо) позволило дополнительно сгенерировать около 1 млрд грн. дохода.


— Какую роль в этом сыграло повышение тарифов на газ для населения?
— Сейчас мы находимся в условном переходном периоде. Если взять за отправную точку 2013-2014 гг., “Укргазвидобування” отпускала свой газ в систему по 350 грн. за 1 тыс.куб.м. Все прекрасно понимали, что это была популистская цена, реальные цены были на порядок выше. Но и рента за пользование недрами для компании тогда составляла 20%.

В 2014 г. началось постепенное выравнивание цен на газ для населения и других категорий пользователей, и наша отпускная цена повысилась до 1,59 тыс.грн. за 1 тыс.куб.м. Но и рента была увеличена до 70%. Вот этот период я считаю переходным: при такой ренте экономика предприятия не просчитывалась вообще. Фактически повышение цен на газ было полностью нивелировано высокой рентой.

Мы доказывали, что такое налогообложение убьет собственную добычу газа, и в прошлом году наконец-то начался обратный процесс: ставки для частных компаний вернулись на прежний уровень, а для нас установили ренту в 50%.

И только в этом году было сделан логичный шаг — “Укргазвидобування” стала платить ренту на общих условиях.
Иными словами, только сейчас мы сможем ощутить позитивное влияние повышения цен на газ. В прошлом году мы суммарно уплатили около 39 млрд грн. налогов и сборов, а на этот год запланировали уплатить 48 млрд грн.

— То есть снижение ренты на самом деле увеличит отчисления в бюджет?
— Это подтверждение того, что снижение ренты — правильный путь. У нас возрастают отчисления по налогу на прибыль и НДС. Появилась возможность модернизировать мощности, увеличивать добычу и, соответственно, расширять базу налогообложения.

— Сколько еще, на ваш взгляд, отрасль будет ощущать последствия двух лет “высокой ренты”?
— Частные компании будут ощущать их около трех лет. В 2013-2014 гг. частные компании наращивали добычу — работали инвестиции 2010-2011 гг. В 2015-2016 гг. они остановили инвестирование, и только сейчас частники начинают говорить о дальнейшем развитии. Если инвестиции восстановятся, эффект будет получен в 2019-2020 гг.

У нас ситуация немного иная: компания приняла стратегию “20/20” (увеличить добычу газа до 20 млрд куб.м до 2020 г.), и модернизация компании проводилась и в прошлом году. Помогло, конечно, повышение цен на газ. Сейчас, с либерализацией ренты, у “Укргазвидобування” есть возможность очень быстро обновить технику и увеличить бурение.

Эффект уже есть: в марте 2017 г. суточный прирост добычи газа у компании увеличился на 1,2 млн куб.м по сравнению с мартом 2016 г. К апрелю прирост составит 1,3-1,4 млн куб.м, т.е. положительный тренд нарастает.

— Кстати, за четыре года, согласно стратегии “20/20”, госкомпания должна нарастить добычу на 5 млрд  куб.м. Насколько это реально?
— Пока прирост относительно небольшой и обусловлен в основном интенсификацией добычи на существующих скважинах и модернизацией компрессорных станций. Уже в 2017-2018 гг. важную роль начнет играть разработка новых скважин. Скажем, на этот год запланировано бурение 340 тыс.м новых скважин — почти вдвое больше, чем в прошлом году (198 тыс.м).

— По поводу стратегии “20/20” звучат почему-то две цифры необходимых инвестиций — $4 млрд и $5 млрд…
— У нас никогда расхождения не было — необходимый уровень составляет около $3,9 млрд. Это общая и очень ориентировочная цифра, она может меняться, например, вследствие контрактов на бурение со сторонними подрядчиками. Но размер инвестиций в $5 млрд мы никогда не называли.

— Сейчас в правительстве говорят о возможном введении стимулирующей ренты для новых скважин в 12%. Что это даст предприятию?
— Действительно, идет разговор о введении этой ренты для частников уже на второе полугодие этого года, а для “Укргазвидобування” — в 2018 г. Самый главный тезис, с которым сейчас выступают и частные компании, и мы, — введение низкой ренты для новых скважин никак не повредит базе налогообложения. Для старых скважин рента остается на прежнем уровне, и база легко просчитывается.

Но рента в 12% сделает экономически целесообразной разработку новых сложных месторождений. В Украине истощаются газовые месторождения: газ находится в плотных породах, требуется проводить гидроразрывы пластов и т.д. При ренте в 14% и 29% экономика таких месторождений не просчитывается — разрабатывать их нерентабельно.

Цифра в 12% взята “не с потолка”, именно такой размер ренты делает экономически целесо­образными инвестиции в сложные месторождения. Самое главное — такого “сложного” газа в Украине много, нужно лишь создать условия для разработки. Если новая рента будет введена в обещанные сроки, то эффект в виде увеличения добычи будет получен уже в 2019 г.

— Как отразится на компании решение НКРЭКУ о плате за вход в ГТС для газодобывающих компаний (296,8  грн. за 1 тыс. куб.м в сутки без учета НДС)?
О каких средствах идет речь и насколько вообще было обоснованным это решение?
— Уже на этот год мы заложили в финплан 3,6 млрд грн. для погашения этого платежа. Отношение к введению такой платы у меня двойственное. Конечно, я заинтересован, чтобы у компании остался максимальный объем средств, которые могут быть инвестированы в производство и развитие.

Поэтому я заинтересован в том, чтобы эта плата была меньше. Вместе с тем нужно понимать, что Украина движется в сторону цивилизованного рынка, вводит европейские правила. Такая плата уже взимается с импортеров газа, и речь идет о создании равных условий для всех. В структуре цены на газ размер платы за вход в ГТС, конечно, не является критическим. Но, на мой взгляд, она могла бы быть и меньшей.

Просто плата за вход сейчас “на слуху”. Есть, например, еще требования к физико-химическим параметрам газа, подаваемого в ГТС. Сейчас введен Кодекс ГТС, гармонизированный с европейским законодательством. Согласно ему, одним из главных параметров газа является точка росы, т.е. влажность.

За несоблюдение параметров налагаются штрафы, и мы уже должны будем платить 30-40 млн грн. в месяц. Мы сейчас доказываем, что плату нужно уменьшить, чтобы компания могла инвестировать средства в станции осушки газа — ведь раньше никто эти параметры не отслеживал, нужно пройти переходный период. И подобных вещей в газовой отрасли очень много.


Михаил Дикаленко

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №17 от 24.04.2017
Прочитано 1301 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.