1920х310n1

Понеділок, 24 квітня 2017 08:14

“Мы не идем на компромисс в вопросах качества нашей продукции”

Ансгар Борнеманн, директор компании Nestlé в Украине и Молдове

Кризис не мог не отразиться на работе крупных международных компаний. В прошлом году Nestlé, у которой в Украине три производственные площадки и почти 5 тыс. сотрудников, потеряла 10% объема реализации продукции. Тем не менее Ансгар Борнеманн, который с 2015 г. возглавляет Nestlé в Украине и Молдове, настроен оптимистично. Руководство удовлетворено работой своих украинских предприятий и не исключает возможность открытия в Украине новых производственных площадок в среднесрочной перспективе.

— В 2016 г. объемы реализации продукции Nestlé в Украине сократились на 10% в натуральном выражении. Это меньше, чем в 2015 г.?
— Да, сокращение объемов реализации на 10% — это существенно. Но нужно понимать причину этой тенденции. В 2015 г. во всех направлениях бизнеса, с которыми мы работаем (кулинария, напитки, кондитерские изделия, детское питание, корма для животных), продажи снизились ввиду ухудшения покупательной способности населения. Товары подорожали, но это не отразилось на зарплате украинцев. Как результат, потребители стали меньше покупать.

— В каком из бизнесов было наибольшее ­падение?
— В бизнесе кофе. Во-первых, это импортный товар, за который мы платим валютой. И с учетом девальвации гривни стоимость кофе существенно возросла. Во-вторых, в прошлом году в некоторых странах — производителях кофе был серьезный неурожай, что также обусловило рост цен на кофе.

— Из-за этого доля Nestlé на украинском рынке кофе уменьшилась?
— Сокращение продаж не повлекло за собой уменьшения нашей рыночной доли. Сжался рынок, снизились продажи, но доля компании на рынке кофе осталась примерно на таком же уровне, как до кризиса последних лет.

— Что будет предпринимать компания, чтобы восстановить объемы реализации?
— Мы не будем делать что-либо, от чего пострадало бы качество. Мы не идем на компромисс в вопросах качества нашей продукции. В то же время ведем переговоры с нашими поставщиками для покупки сырья по более выгодной цене, тогда продукция станет доступнее для потребителей.

— А какой из рынков активнее всего восстанавливается с начала года или демонстрирует устойчивую положительную динамику?
— У нас нет данных по всем рынкам за этот период. Но очевидно, что ситуация на кондитерском рынке лучше, чем на рынке кофе. Хотя пока очень рано говорить, что тот или иной сегмент восстанавливается быстрее.

Надеемся, что если будет повышаться покупательная способность — благодаря увеличению зарплат, и этот рост будет выше инфляции, то люди постепенно будут возвращаться к своим привычкам потребления, которые у них были до кризиса.

— Позиции Nestlé на украинском кондитерском рынке тоже не изменились?
— На протяжении последних двух-трех лет мы увеличили долю в денежном выражении. Мы фактически заняли второе место на этом рынке.

— На рынке шоколадных изделий?
— Нет, на рынке всех кондитерских изделий.

— В 2015 г. в СМИ прошла информация, что Nestlé готова купить Roshen за $1 млрд. Это ­правда?
— Я не могу комментировать этот вопрос. Как представитель международной компании, я могу озвучивать только принятые решения. Это правила нашей корпоративной культуры.

— В каком случае Nestlé может быть заинтересована в приобретении активов в Украине?
— Если такое приобретение будет полностью соответствовать стратегии компании. Если стороны придут к согласию о стоимости активов. Если Антимонопольный комитет даст разрешение на такое приобретение.

— Конкуренты говорят, что за последние два года, в течение которых Nestlé прекратила импорт сухих завтраков из РФ и наладила поставки из Польши, реализация этой продукции компании на украинском рынке сократилась втрое. Это правда?
— Мы строго придерживаемся законов страны, в которой работаем. Действительно, мы потеряли объемы реализации готовых завтраков в Украине, поскольку, исходя из действующего законодательства, импортировать эту продукцию из РФ невозможно. Поэтому нам пришлось изменить источники поставок.

Теперь готовые завтраки мы завозим из Польши и других европейских стран. Из стран, где выпускать их по такой цене, как в России, невозможно. Эти изменения произошли очень быстро, и не было времени обсудить с нашими европейскими коллегами, как можно уменьшить стоимость производства этой продукции.

Поэтому мы вынуждены были повысить цены на готовые завтраки в Украине тогда, когда потребители очень сложно реагировали на подорожание. В результате мы потеряли объемы продаж. Но буквально на прошлой неделе начальник отдела готовых завтраков (CPW — Cereal Partners Worldwide — совместное предприятие Nestlé и General Mills по производству зерновых завтраков.  — Ред.) сообщил, что в I квартале 2017 г. наметилась позитивная динамика реализации наших завтраков в Украине.

— После того как стали импортировать эту продукцию из Европы, насколько выросла цена?
— На 30-40%. Но причина роста — девальвациия гривни. Поэтому у местных производителей, разумеется, были преимущества.

— Не думали о размещении заказов на производство готовых завтраков в Украине?
— Всегда есть такая возможность. Но, честно говоря, мы не сторонники такой практики. Это очень сложный процесс.

Нам необходимо быть уверенными в том, что весь путь производства, начиная от оценки сырья, обработки и заканчивая упаковкой готовой продукции, соответствует стандартам качества Nestlé, которые часто выше и стандартов местных производителей, и государственных стандартов.

И это может приводить к очень большим трудностям для производителя сырья. Тем не менее мы работаем над тем, чтобы наладить сотрудничество с европейскими заводами, найти возможность более эффективного и более дешевого производства. При этом продукция будет сохранять такое же качество, а стоить меньше.

— На украинском рынке готовых завтраков работают международные компании, например “Лантманнен Акса”, которые выпускают продукцию по международным стандартам…
— Но эта компания фактически является местным производителем. Это не означает, что их стандарты хуже наших. Я этого не знаю. Конкуренция — это всегда хорошо. Просто у нас разные стандарты. У нашей компании главная цель — иметь полный контроль над процессом производства. Поэтому предпочитаем работать с компаниями группы Nestlé в других странах.

— Вы говорили, что компания инвестирует в бизнес в Украине 150-200 млн грн. в год. В какие направления, проекты будут направлены инвестиции в этом году?
— В этом году будем инвестировать во все три наши производственные площадки — в Харькове (“Техноком”, ТМ “Мивина”), во Львове (“Львовская кондитерская фабрика “Світоч”) и в Торчине (“Волыньхолдинг”, ТМ “Торчин”). Средства будут направлены на повышение эффективности, замену запчастей, улучшение процессов.

— Приобретать новые линии не планируете?
— Нет. В прошлом году у нас была большая инвестиция — 150 млн грн. в линию по производству вафель “Артек” на “Світочі”. А в Nestlé подразделение каждой страны конкурирует за инвестиции с подразделениями из других стран. Раз мы в прошлом году получили деньги для модернизации, в этом году инвестиции будут направлены в другую страну.

— В каких сегментах товары Nestlé не представлены на украинском рынке, но в международном портфеле компании соответствующие товары есть?
— Что сразу приходит на ум — мороженое, вода, также Nespresso (кофе-капсулы и кофе-машины).

— Компания может в ближайшее время выйти на рынок мороженого в Украине?
— Не думаю. В прошлом году компания создала сов­местное предприятие Froneri с британской R&R. И этот новый бизнес должен развиваться и достигать успехов, а решение о том, интересен ли украинский рынок в среднесрочной перспективе, будет приниматься на уровне главного офиса в Швейцарии.

— Целесообразно ли приобретать мощности по производству детского питания в Украине?
— Мы удовлетворены нашей продукцией для детей. И пока у нас нет краткосрочных четких планов приобретать мощности. Но то, что не является краткосрочным планом, может измениться в перспективе. Ведь как работает компания? Мы максимально используем действующие производственные мощности.

Поэтому, например, почти вся вермишель быстрого приготовления нашего производства, которая продается в Европе, выпускается в Харькове — на “Мивине”. И если вдруг в Европе будут какие-то ограничения на производство этой продукции, то можно будет подумать о строительстве новых заводов или покупке предприятий. Тогда Украина будет одной из 40-50 возможностей для Nestlé.

— Но не первой…
— Я так не сказал. Мы конкурируем с другими странами, где работает компания, и за возможность размещения или приобретения здесь мощностей. Тем более что у нас очень хороший опыт с теми предприятиями, которые мы тут купили. Компания в Украине использует квалифицированную рабочую силу, выпускает продукцию высокого качества и по очень конкурентоспособным ценам.

— В 2017 г. компания планирует наращивать экспорт продукции?
— Да, мы стремимся увеличить экспорт всех видов продукции, которые здесь выпускаем.

— На сколько процентов и в какие страны?
— Не могу сказать, на сколько, а что касается стран, то в основном в ЕС.

— Сколько налогов уплатили все предприятия Nestlé в Украине по итогам 2016 г.?
— Предприятия Nestlé в Украине в бюджеты всех уровней уплатили 1,134 млрд грн. налогов и сборов, в том числе НДС, уплаченный таможенным органам, составил 629,7 млн грн.

p 36ДОСЬЕ
Ансгар Борнеманн, директор компании Nestlé в Украине и Молдове
Родился: 31 января 1959 г. в Германии.
Карьера: работал в крупных международных корпорациях, специализирующихся на товарах повседневного спроса. В Nestlé работает с 2003 г., в 2013-2015 гг. возглавлял подразделения Nestlé в странах Адриатики (Хорватия, Сербия, Словения, Босния и Герцеговина, Черногория, Македония).
Семейное положение: женат, имеет троих детей.
Увлечения: теннис, авиаспорт.


Алла Силивончик

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №17 от 24.04.2017
Прочитано 371 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.