business brand 1mln 6

 
Володимир Чеповий
спільно інвестувати
 
Володимир Полевий
захистити свій бізнес
 
Юрій Гусєв
розповісти про свій бізнес
 
Світлана Власова
розвивати свій бізнес
 
Олексій Чуєв
включитися у бізнес-події
Вівторок, 25 жовтня 2016 11:37

Бесконечная история

“Большая приватизация” 2016-2017 годов имеет все шансы повторить судьбу предыдущих попыток распродажи государственных активов. То есть затянуться на годы

Генеральный директор инвестиционной компании Concorde Capital Игорь Мазепа в начале лета этого года обещал в интервью БИЗНЕСу: “Я буду очень сильно и приятно удивлен, если Фонду госимущества удастся продать (Одесский припортовый завод. — Ред.) по этой цене (около $550 млн на тот момент. — Ред.). Я выставлю продавцам ящик шампанского!”. Но приятному удивлению не пришлось состояться.

В середине лета Фонд госимущества предпринял очередную попытку провести конкурс по продаже одного из наиболее ценных государственных активов — Одесского припортового завода. Но, к 18.00 18 июля, моменту окончания срока подачи заявок, желающих участвовать в конкурсе так и не нашлось. Сыграли роль и явно завышенная стартовая цена предприятия — 13,18 млрд грн.
($525-530 млн), и долг ОПЗ перед Group DF, который в самой группе оценивают уже в $0,25 млрд, и продолжающиеся судебные разбирательства с компанией “Нортима”, которая в 2009 г. уже выигрывала конкурс, но результаты были оспорены…

21 сентября, выступая в парламенте, председатель ФГИ Игорь Билоус заявил, что, по мнению Фонда, стартовая цена этого актива должна быть снижена до $220-260 млн, а буквально спустя сутки в стенах Кабмина прозвучала цифра $150 млн.

Окончательная оценка еще не опубликована, но эта история наглядно показывает, какой клубок противоречий придется “разматывать” властям при проведении “большой приватизации”.

Очень большая приватизация
На прошедшей неделе ФГИ опубликовал обновленный буклет “Приватизация в Украине 2016-2017”, в котором перечислены более 300 объектов госсобственности, выставляемых на продажу. Правда, особой новостью это не стало — список Фонда повторяет перечень приватизируемых предприятий, утвержденный августовским постановлением Кабмина №588 от 31.08.16 г. “В предыдущей редакции постановления (№271 от 12.05.16 г. — Ред.) было 306 компаний. Но 102 предприятия были исключены, как уже приватизированные или находящиеся в зоне проведения АТО. p 15Зато по инициативе ФГИ и отраслевых министерств в перечень дополнительно включены126 компаний. Среди крупнейших — “Турбоатом”, “Электротяжмаш”, Объединенная горно-химическая компания, Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины, государственная доля Запорожского титано-магниевого комбината. Всего компаний, подлежащих приватизации в 2016-2017 гг., — 330”, — пояснила Юлия Ковалив, первый заместитель министра экономического развития и торговли Украины. К тому же в проекте Государственного бюджета на 2017 г. Кабинет министров предложил Верховной Раде предусмотреть доход от приватизации в размере 17,1 млрд грн.

Вопиющая некомпетентность
Это уже четвертая попытка инициировать “большую приватизацию” за последних три года. Первые три закончились провалом. Поэтому офис финансового и экономического анализа парламента уже назвал “неполучение доходов от приватизации” одним из основных рисков Бюджета-2017.


Если проанализировать историю приватизации государственного имущества в Украине, то можно увидеть, что план по поступлениям в бюджет выполнялся лишь дважды. В 2005 г. продажа “Криворожстали” принесла госказне более 20 млрд грн. вместо ожидаемых в том году 10 млрд грн., а в 2011 г. выполнение плана обеспечила приватизация “Укртелекома”.
Во все остальные годы реальные поступления и не приближались к установленному уровню, а в этом году план по поступлениям от приватизации и вовсе пока выполнен на 0,43% (72,856 млн грн. согласно отчету ФГИ за сентябрь).

По мнению экспертов, популизм политиков привел к тому, что в обществе сформировалось мнение, что за счет приватизации можно решать проблемы наполнения бюджета. Однако это не так — доля поступлений от приватизации в доходной части бюджета редко когда превышает 1-2%. Как отметил Александр Гончаров, руководитель проекта рrivatization.in.ua, директор Института развития экономики Украины, “налицо просто вопиющая некомпетентность политиков и чиновников, инициирующих продажу госсобственности”. Большинство из них даже не представляют, что приватизация — это не просто продажа предприятия. “Если четко не определить метод, с помощью которого предприятие собираются приватизировать, продать его будет проблематично”, — пояснил г-н Гончаров.

Кроме того, сам по себе процесс подготовки к приватизации предприятий из списка, содержащегося в постановлении №588, может занять два-три года. Ведь сейчас эти предприятия находятся в перечне объектов, не подлежащих приватизации. Соответственно, нужно законодательное решение по их исключению из этого перечня. Часть объектов находятся на балансе разных министерств, а единственным государственным органом, уполномоченным проводить продажу госпредприятий, является ФГИ. Чтобы приватизировать эти предприятия, нужно сначала перевести их на баланс Фонда и, в случае необходимости, провести корпоратизацию.


Вот и получается, по подсчетам Георгия Вашадзе, основателя Фонда инноваций и развития, что вся процедура продажи предприятия может занять более 1 тыс. дней, т.е. около трех лет. Особенно если учесть, какие сложные активы намерено выставить на продажу правительство. “Складывается впечатление, что под давлением МВФ Украина взяла на себя обязательство провести разгосударствление госсобственности, и Кабинет министров утвердил расширенный список объектов, предлагаемых к приватизации. Никто не подумал, сколько времени потребуется на подготовку”, — резюмировал Александр Гончаров.

Борьба влияний
По данным опроса, проведенного Институтом социологии НАН Украины в июле-августе 2016 г., 62% украинцев не одобряют приватизацию крупных предприятий и только 14% — одобряют. По мнению специалистов, можно как угодно относиться к приведенным цифрам. Гораздо интереснее, по их мнению, причины появления таких оценок, ведь большинство опрошенных не имеют ни малейшего представления, в чьей собственности находится тот или иной объект, какая доля акций предприятия контролируется государством и т.д.

Проблема в том, что каждый значимый объект государственного имущества является предметом борьбы за контроль над ним разных финансово-промышленных групп. В зависимости от ситуации на политической арене Украины та или иная группа “вбрасывает” в информационное поле тезис о недопустимости приватизации объектов, необходимости отложить торги до лучших времен и т.д.
“Классическим” примером здесь может быть опять-таки история приватизации Одесского припортового завода, попавшего в сферу интересов группы “Приват” (компания “Нортима”) Игоря Коломойского и Ostchem Дмитрия Фирташа. В 2009 г. завод уже был продан “Нортиме” за 5 млрд грн., но результаты торгов были оспорены и аннулированы. Почти аналогичная ситуация сложилась вокруг таких активов, как “Центрэнерго” и “Запорожье­облэнерго”, находящихся на “стыке интересов” бизнесменов Константина Григоришина, Рината Ахметова и Александра Бабакова (гражданин РФ).


Естественно, что одними информационными кампаниями за или против приватизации дело не ограничивается — в ход идут рычаги влияния в органах власти, вплоть до приятия законодательных решений. А если учесть длительность процедуры подготовки объекта к приватизации, становится понятно, что процесс можно затягивать до бесконечности. “По большому счету, это и хорошо и плохо одновременно.

С одной стороны, блокирование приватизации замедляет приход инвестиций и эффективного управления предприятием, с другой стороны, в некоторых случаях не дает обанкротить и закрыть нужное для экономики предприятие, например, ради того, чтобы получить земельный участок, как это было со многими заводами. Но пока такая ситуация сохраняется, о “большой приватизации” можно забыть: будут приниматься постановления, законы, расширяться и изменяться списки, но приватизации не будет”, — подытожил один из аналитиков, пожелавший остаться неназванным.


Помимо этого, по словам г-на Гончарова, руководители госпредприятий и чиновники зачастую замешаны в общих коррупционных схемах и совершенно не заинтересованы в переходе актива к новому частному собственнику. Такие схемы порой являются просто “непреодолимыми препятствиями” для приватизации предприятия.

Как сделать “фишки” “голубыми”
О том, что государство Украина, мягко говоря, не очень эффективный собственник, говорит хотя бы тот факт, что точных данных о количестве государственных предприятий просто нет. В этом году Фонд госимущества озвучил цифру в 3,5 тыс. До конца года ФГИ планирует выставить на приватизацию 450 объектов госсобственности, из которых 20 являются крупными предприятиями. А еще весной 2014 г. правительство подготовило обзор 100 крупнейших отечественных государственных предприятий “Ukraine’s TOP-100 State-Owned Enterprises 2013&9 month 2014” (TOP-100 SOEs), где было сказано, что общее количество госпредприятий составляет 3350 (работающих — 1833).

Между прочим, наиболее привлекательные активы готовящейся “большой приватизации”, такие как ОПЗ, “Центрэнерго”, “Турбоатом”, “Аграрный фонд”, Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины, Объединенная горно-химическая компания, морские торговые порты Украины, в TOP-100 SOEs предлагалось сохранить в госсобственности, корпоратизировать и искать возможности для привлечения инвестиций. Это показывает, насколько стремительно развивается ситуация.

Напомним: как уже говорилось, за 99,57% акций №1 в списке приватизации на 2016-2017 гг. — Одесского припортового завода — правительство намеревалось выручить 13,18 млрд грн. (или 77% общих поступлений от приватизации).


Но, как рассказал БИЗНЕСу Александр Мартыненко, руководитель подразделения по финансовому анализу корпораций небанковского сектора группы ICU, чтобы ОПЗ оставался привлекательным для инвесторов, его продажная стоимость должна находиться в диапазоне $100-160 млн (т.е. это и есть оценка, к которой в конечном итоге склонялся Игорь Билоус). Цена, по его мнению, обусловлена существующими тенденциями на мировом рынке азотных удобрений. Если предложить завод за эту цену, то, по словам г-на Мартыненко, он будет интересен для стратегических инвесторов ввиду высокой эффективности производства, достигнутой благодаря модернизации предприятия в 2000-2005 гг.


При производстве 1 т аммиака на ОПЗ расходуют на 7% меньше газа, чем производители азотных удобрений в Центральной Европе, и на 18% меньше, чем производители в СНГ. ОПЗ занимает лидирующие позиции среди украинских производителей аналогичной продукции: на его долю приходится 20% общего объема производства аммиака и 22% — карбамида. Кроме того, завод имеет удобное географическое положение, находясь по соседству с портом “Южный”: затраты на транспортировку продукции на 25-35% меньше, чем у большинства производителей СНГ. И, наконец, предприятие контролирует комплекс перевалки, который соединен с единственным в Украине аммиакопроводом “Тольятти — Горловка — Одесса”. Несмотря на все перечисленные преимущества, при цене в 13,18 млрд грн. покупатель вряд ли найдется.


В результате, 19 октября Кабмин утвердил новые условия приватизации завода со стартовой ценой 5,16 млрд грн. (около $200 млн). Зато, полагает член наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук, практически те же $100-150 млн можно будет получить за 78,29% акций “Центрэнерго”. По его мнению, скорее всего, в 2017 г. компанию приватизирует фонд-посредник, где будут представлены интересы всех сторон, включая иностранные компании. Интерес к “Центрэнерго” объясняется тем, что входящая в состав компании Трипольская ТЭС занимает особое положение в энергосистеме. Ввиду своего расположения и большой мощности, эта станция как бы “скрепляет” отечественную объединенную энергосистему воедино, а значит, кто контролирует “Центрэнерго”, тот контролирует ОЭС.


При этом, по мнению г-на Корольчука, остальные энергетические госактивы (блокирующие пакеты акций облэнерго) продать выгодно вряд ли удастся. “Поскольку после девальвации гривни цена будет низкой”, — пояснил эксперт. Это, кстати, подтвердил и Игорь Билоус, заявивший, что приватизация региональных ТЭЦ малопривлекательна для инвесторов. Например, начальная цена Одесской ТЭЦ определена в 74 млн грн., что ниже стоимости металлолома, который можно получить, если порезать ее оборудование.


И, пожалуй, отдельно нужно упомянуть два связанных предприятия — “Турбоатом” и “Электротяжмаш”, интерес к покупке которых давно проявляет Константин Григоришин. Эти активы появились в “приватизационном” списке совершенно неожиданно для экспертов, и решение продать их выглядит нелогичным. Ведь только за 2015 г. два завода сгенерировали в бюджет доход в размере около 500 млн грн. и сейчас самостоятельно инвестируют средства в свое развитие. Аналитики осторожно предположили, что дело здесь — в обострении отношений с РФ, рынок которой является основным для этих предприятий. Иными словами, решение было продиктовано политическими мотивами — исключить сотрудничество государственных предприятий
со страной-агрессором.


В любом случае, по словам Александра Гончарова, “сейчас состояние мировых финансовых рынков достаточно сложное и не внушает оптимизма у инвесторов, которые постоянно ищут, где бы заработать, и в этот момент Украина может стать весьма привлекательной, главное — ответить на ключевой вопрос: для чего правительство проводит “большую приватизацию”-2016-2017?”. По его мнению, нужно отказаться от популистского подхода и попыток наполнить бюджет за счет поступлений от приватизации. В “большой приватизации” 2016-2017 гг. важны не так деньги, как результаты экономических преобразований в стране и возможность привлечения инвесторов с “длинными” деньгами.


Впрочем, есть два решающих фактора, которые определят судьбу “большой приватизации”-2016-2017. Как показывает украинская практика (и пример того же ОПЗ), успех продажи крупных государственных предприятий определяется тем, будут ли достигнуты договоренности между основными группами влияния по каждой из “голубых фишек”.


Кроме того, остается открытым вопрос о привлечении к приватизации иностранного капитала, который в основном озабочен прозрачностью условий проведения конкурсов и “понятностью” государственной политики в отношении приватизации в целом. И здесь важно не опоздать: свои масштабные программы приватизации готовят в Китае и Индии, и конкуренция за инвесторов на мировом рынке ужесточается.


Поэтому вероятность того, что “большая приватизация”-2016-2017 гг. в заявленном объеме не состоится, составляет практически 100%. В то же время, как отмечают специалисты, по таким активам, как ОПЗ, “Центрэнерго”, “Запорожьеоблэнерго”, уже накоплена “критическая масса” попыток продажи, учтены многие ошибки, и эти предприятия имеют все шансы перейти в частные руки.    

        
Михаил Дикаленко,
Евгений Захаров

Прочитано 279 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.