Володимир Чеповий
спільно інвестувати
 
Володимир Полевий
захистити свій бізнес
 
Юрій Гусєв
розповісти про свій бізнес
 
Світлана Власова
розвивати свій бізнес
 
Олексій Чуєв
включитися у бізнес-події
Понеділок, 18 грудня 2017 08:26

“Хотелось бы добавить столице одесского настроения”

Савелий Либкин, ресторатор и совладелец ресторанной компании “РСЛ”

 В 2017 г. известный ресторатор Савелий Либкин переехал из Одессы в Киев. Завоевав всецело своими заведениями публику и гостей Южной Пальмиры, г-н Либкин с успехом открывает новые рестораны в Киеве.

Из последних, как сам его называет Савелий Либкин, — “брутальный” “Стейкхаус. Мясо и Вино”, с шиком официально принявший первых гостей в начале декабря. Кроме того, в Киеве на Подоле у бизнесмена есть стильный ресторан “Рыба в огне”.

Также по франшизе в столице работают заведения популярной сети “Компот”. О том, как происходило становление бизнеса и какие принципы он исповедует, Савелий Либкин рассказал в интервью БИЗНЕСу.

Савелий Либкин
56 лет
Ресторатор и совладелец ресторанной компании “РСЛ” (ранее - "Реста")
Компания “Реста” преуспевает в ресторанном бизнесе более 20 лет.
В ее портфолио такие заведения, как сеть пиццерий “Пан-Пицца”, рестораны “Стейкхаус. Мясо и Вино”, “Дача”, “Компот”, “Тавернетта”, “Рыба в огне”.

— Вы очень много путешествуете. В какой из стран вам было бы комфортно жить и вести бизнес?
— Мне комфортно в Италии. У меня десятки раз было ощущение, что я там родился, и меня оттуда украли. Италия — это непрерывное развитие культуры на протяжении более чем пяти столетий. А культура трансформируется и в экономику, и во все остальное.

— Почему вы продолжаете вести свой бизнес и жить в Украине?
— Для меня это решение больше эмоциональное, чем рациональное. Мне здесь хорошо. Я знаю эту культуру, я знаю этот язык. Я много знаю об этом месте, хорошо его чувствую.

У меня нет иллюзий. У меня есть понимание, кем я не буду. Я никогда не стану боксером — я категорически не могу заниматься боксом, бегать на длинные расстояния, и на короткие тоже. Я не могу считать цифры, мне это быстро надоедает.

Над бизнесом в других странах я размышляю. Выбираю место.

— Какой из ваших проектов вы считаете самым успешным?
— Мой самый успешный проект — это Одесская кухня. В нем — суть нашего города, суть нашего бизнеса. А мой самый прибыльный проект — локальная еда. Это всегда хорошо. Это и смысл, и видение того, что будет далее с локальной едой.

— Какие периоды для ведения бизнеса были для вас самыми успешными?
— Самое лучшее время — сейчас! Отличное время — у людей есть все возможности для успеха. Для открытия же бизнеса лучше то время, когда есть хоть какая-то экономическая стабильность.

— Но украинская экономика не очень стабильна…
— Я не люблю комментировать состояние украинской экономики. Я весьма позитивно настроен в отношении страны, где я живу. Если я продержался в 1990-е годы, то в 2017 г. как-нибудь продержусь.

— Расскажите о ваших 1990-х и начале бизнеса.
— Я работал на государство, которое в начале 1990-х, скажем так, отошло от дел. Я в это время был одним из руководителей в системе школьного питания в Одессе.

Когда мои прямые руководители меня уволили, директор школы предпочла работать напрямую со мной, нежели с системой. И я стал предпринимателем естественным путем.

— А какие периоды работы были самыми сложными?
— 1990-е. Тогда процветал государственный и частный бандитизм, царили абсолютное безвластие и беззаконие. Смесь некого начала капитализма с окончанием социализма, замешанная на коммунистической морали, которая, увы, до сих пор присутствует.

Я считаю, что двойная мораль, которая была главенствующей в СССР, остается таковой и сейчас, потому что это выгодно 2-3% населения, власти. Но я верю, что новое, совсем другое поколение, может многое изменить к лучшему. Сложным можно назвать и текущий 2017 г. Хотя 17-е годы для нашей страны всегда непростые.

p 37— Разве можно сравнивать 1917 г. и 2017 г.?
— Я в 1917 г. не жил. Пресса и тогда, и сейчас во многом врала, поэтому мы не можем сказать, как и что было настоящим. Но моральные принципы, двойная мораль, которые были присущи власти в 1917 г., остались у власти и сейчас.

— А какие моральные принципы у вас?
— Мой бизнес простой — служить людям. В этом нет двойной морали — я на самом деле это делаю.

— Почему вы выбрали именно это дело?
— Я достаточно долго нащупывал свой путь. Сейчас я более-менее осмысленно об этом говорю, потому что нащупал путь, а путь нащупал меня. В этом нет лукавства, обмана, фарисейства, потому что я делаю дело, а дело делает меня.

Кроме ресторанного бизнеса, я пробовал себя в живописи, в социальном предпринимательстве, в обучении. Я преподавал и сейчас иногда преподаю все, что связано с темой моего бизнеса.

Я много лет работал поваром, это было мне интересно. У меня даже есть фантазия, что я смогу просто отойти от дел и просто готовить.

— Сегодня социальное предпринимательство — это очень модно…
— Когда я начинал социальное предпринимательство, в конце 1990-х, я не знал, что это модно. Когда это стало модным, это занятие мне немного наскучило.

У меня изначально была картинка — помогать молодежи определяться со своим местом в жизни. Я делал это без бизнес-оснований, ничего на этом не зарабатывал. Проводил системные встречи с желающими вести бизнес.

Кто-то из подопечных привязывался ко мне на год-два, кого-то я консультирую до сих пор. Кто-то из них стал бизнесменом, кто-то — не стал. Какому-то количеству людей я показал путь в жизни.

— Вы дарили им бизнес-идеи? Кто оказался самым успешным учеником?
— Нет, я задавал им правильные вопросы. Например, с моим участием как наставника один из одесситов уехал в Польшу и открыл там небольшую сеть пекарен, которая стала успешной в Польше.

Он был неплохим пекарем и в Украине. Мы вместе выбирали с ним, куда инвестировать. Он поверил в Польшу, и у него получилось.

Другие люди переехали делать бизнес в Киеве.

— А кто ваши учителя в бизнесе?
— Я учился у моего первого руководителя, Михаила Ароновича Стысиса. Он был заведующим производства в столовой-кафе “Фонтан”, где я работал после армии. Это было мое первое место работы.

Он много мне дал как личности. Вложил в меня понимание того, что все возможно. И понимание, что все зависит от меня. Иметь эту позицию очень важно. Для меня были важны точки опоры, и это понимание было для меня точкой опоры.

Михаил Аронович был радикальным руководителем, он давал мне полномочия — и очень жестко спрашивал. Я, практически не имея опыта, стал руководителем с первого дня работы. Не понимая вообще ничего, но зная, что есть вопросы, которые должен закрыть именно я.

Это было интересно. Это было полезно после армии, где все было совсем иначе. Советская армия была самым коррумпированным местом в стране.

В кафе “Фонтан” мне показали, что если я буду поступать принци­пиально, то буду зарабатывать больше. Это было видно очень четко, и я стал принципиальным с первого дня.

Нужно было педантично и четко что-то делать, и я это делал, вступая в конфликты со всеми иными людьми, не боялся этого. И со временем эти конфликты стали моделью управления. Я выяснил, что эти люди сначала конфликтуют, а затем подчиняются. Это был успешный опыт.

— Вы с таким теплом рас­сказываете и о вашем учителе, и о ваших учениках. Почему же вы решили расстаться с идеей социаль­ного предпринимательства?
— Я с ней не сходился и не расходился. Мне эта идея просто параллельно интересна, но это не есть какой-то отдельный бизнес. Чаще всего я откликаюсь на подобные предложения.

У меня в компании даже была роль для молодого человека, который как бы помогал мне и рос. Я отбирал такого человека сам, и эти помощники вырастали сами и добивались достаточно многого. Они реализовывали свои идеи сначала за мои деньги, а потом начинали расти и развиваться сами.

— На социальном предпринимательстве можно заработать? Что для вас КСО?
— Нет. Социальное предпринимательство — это не бизнес. Но для любого современного успешного бизнеса важна тема системной корпоративной социальной ответственности, и мы это направление развиваем. Сеть “Компот” участвует в “Добрых Обедах” в Одессе.

Мы откликаемся на предложения принять участие в разных благотворительных акциях — например, сотрудничали с фондом “Таблеточки”. Наш вклад может помочь обществу, как и вклад других коллег.

Для себя считаю важным помогать фермерству, а рестораны планировать экологическими — экономия воды, электроэнергии, качественное хранение продуктов, грамотная утилизация отходов. В “Стейкхаусе” в Киеве мы постарались сделать доступным все необходимое для гостей с инвалидностью. И далее движемся по европейским стандартам.

— Резюмируя нашу беседу, расскажите, чем вам запомнился 2017 г.
— Переездом в Киев. Мне симпатичны киевляне — они энергичные. Я чувствую этот город, это уникальное место. Есть такие уникальные места. Например, Тель-Авив, где на какой-то главной улице бизнеса быть не может, там весьма скучно.

А в Яффо, в закутках, бизнес есть, и ведут его арабы и евреи, работая бок о бок, и никаких конфликтов между ними нет. В Киеве, в отличие от Одессы, нет моря, и люди менее веселые. В Одессе люди полутона и иронию понимают быстрее. Хотелось бы добавить столице одесского настроения.

Маргарита Ормоцадзе

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №51-52 от 18.12.2017
Прочитано 1127 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.