Понеділок, 27 листопада 2017 08:17

“Я больше верю в технологии. Они позволят кардинально изменить мир”

Евгений Уткин, основатель и президент компании КМ Core

В философии Евгения Уткина тесно “прошиты” технологии. Даже рассуждая об Украине, он проводит аналогии с беспилотниками. И это неудивительно.

Ведь 27 лет назад бизнесмен основал одну из первых в стране ИТ-компаний и одним из первых наладил производство компьютеров made in Ukraine.

Он продолжает заниматься технологическим бизнесом и не видит себя в каком-то ином, как и в других стране и городе.

Как сделать Украину лучше, чем могут помочь технологии и почему, в понимании Евгения Уткина, бизнес может быть только “белым” и “прозрачным” — в интервью БИЗНЕСу.

Евгений Уткин
Основатель KM Core
В 1990 г. основал одну из первых на постсоветском пространстве ИТ-компанию “Квазар-Микро”.
В настоящее время — президент hi-tech-холдинга КМ Core, в портфеле которого есть и стартапы, и зрелые компании. Также активно продвигает украин­скую культуру в Украине и Европе, развивает образовательные и культурные проекты: фестиваль современного искусства “Гоголь fest”, джазовый фестиваль Jazz in Kiev, Дом образования и культуры “Мастер Класс”.

— Вы говорили, что Украина — это “беспилотный автономный летательный аппарат, для которого за 26 лет не нашли достойного пилота, вот и придумали, как без него обойтись”. По-вашему, где можно найти этого пилота, кто им может стать?
— Я говорил, что, на мой взгляд, Украина — это летательный аппарат, который назывался “кукурузником” и достался нам в наследство от Советского Союза, и вот у нас им управляет уже пятый экипаж. Чем занимается этот экипаж?

Тем, что “приватизирует” все самое вкусненькое из кейтеринга для пассажиров, закупает керосин по ценам Роттердам+++, разбавляя его, насколько это возможно, распродает части “кукурузника”, которые считает ненужными для передвижения. И так уже 26 лет.

Параллельно с этой живут и другая Украина, значительная часть которой уже эвакуировалась с того самого “кукурузника”, и другие миры.

Миры, в которых мы можем стать богатым не за счет обнищания населения и близости к власти, а за счет реализации своего потенциала. Миры, в которых есть формула win-win, а не “кум-кум”. И эти миры кардинально изменили технологии и бизнес-модели.

И, как это ни парадоксально, Украи­на, активная часть ее общества, продемонстрировала миру “пилотный проект” следующего уровня развития человечества.

Майдан показал не только превосходство высших ценностей (свободы и достоинства) над материальными, но и новую модель организации общества, основанную на самоорганизации и взаимовыручке.

Украина может стать беспилотным аппаратом, нам не нужен этот “экипаж”. Нам разве что нужна хорошая сервисная команда для обеспечения базовых потребностей: безопасность, здоровье, образование, помощь тем, кто не может заработать на жизнь.

За последние два года произошел откат к старой модели управления, где власть опять концентрируется на вершине пирамиды. Но в XXI веке эта модель нежизнеспособна.

— Отсутствие “экипажа” не приведет к хаосу? Какой вы себе представляете сервисную компанию?
— У нас было два Майдана. Был идеальный порядок. Люди помогали друг другу, люди улыбались. Была самоорганизованность. Не было преступлений. Вот вы знаете президента Швейцарии? Нет. Они меняются чуть ли не каждый год.

Раньше, когда информация была доступна только ограниченному кругу людей, было возможно существование иерархической системы, но скоро это уйдет в историю.
Очень смело заявлять сейчас, что наша страна эффективно управляется.

На самом деле в ней достаточно много самоорганизации и при этом много хаоса. Поэтому я реально вижу, что нам уже не нужна такая модель. Мир меняется. Мир стал плоским. У нового поколения изменилось отношение к территории проживания.

Появилось новое “государство” Facebook с 2 млрд жителей. Развитие технологий искусственного интеллекта, добавленной реальности, интернета вещей, производства, хранения и передачи энергии, а самое главное — революционные изменения в головах миллионов инноваторов, — все это уже есть вокруг нас. Мы в этом уже живем. И не считающиеся с этим еще недолго будут влиять на ход истории Украины.

— Какой вы видите Украину через пять лет?
— Я не знаю, какой она будет, она еще до конца не стала “субъектом”. Мы находимся, надеюсь, в заключительной стадии формирования государства. Давайте я скажу о Киеве. Я точно знаю, что у этого города огромный потенциал. Он точно всегда будет на карте мира и точно будет одной из главных креативных мировых столиц.

— Какие ключевые периоды в становлении вас как бизнесмена изменили вас, ход развития вашего бизнеса?
— В Украине самыми интересными для бизнеса были 1990-е годы (до избрания второго президента) и первые два года после “Оранжевой революции” и будут через два-три года.

В начале 1990-х была свободная, хоть и дикая, экономика. Энергия изменений вдохновляла на развитие, еще не сформировался союз власти с бизнесом, еще не было олигархии.

То есть тогда был период более свободной экономики. Я начал с нуля. Приехав в Киев, жил на вокзале, у меня ничего не было. Тем не менее, если были амбиции, молодость и энергия, можно было начать с нуля и достигать поставленных целей.

Отдельно — о том, без чего бизнес не может развиваться, т.е. о доступе к финансовым инструментам. Вначале таким инструментом были кредиты. Мы брали их под баснословные проценты — до 750%. И, конечно, возвращали вовремя, так строили репутацию.

Потом ЕБРР и другие международные институты стали игроками на рынке малого и среднего бизнеса. К концу 1990-х старая система очнулась после “перестроечного” нокдауна, расцвел олигархат. Банковская система обслуживала саму себя и свои олигархические и финансово-промышленные группы.

В начале нового века наша компания вышла на международные рынки как бизнеса, так и финансов. В стране рынок капитала так и не сформировался.

Текущую ситуацию с доступом к финансированию для бизнеса можно описать тремя словами: цинизм определяющих правил, неконкурентные условия, уничтожение национальной несырьевой экономики.

В последние три года это просто выжженная земля. “Реформа” банковской системы привела к перераспределению ресурсов в пользу “новых ФПГ” за счет малого, среднего бизнеса и населения. За 26 лет мы и близко не подошли к модели, когда зарабатывают все, кто хочет и пашет, а не только тот, кто близок к власти.

О нашем секторе. Мне и моим коллегам из ИТ-сектора очень повезло, так как наш рынок постоянно рос и формировался, на нем была здоровая конкуренция, и мы были далеки от государства. Сегодня мы поставщики квалифицированных кадров для Индустрии 4.0 в глобальном мире.

— Я правильно понимаю, что вы являетесь сторонником прозрачного “белого” бизнеса?
— А я не знаю другого бизнеса. Какой еще есть?

— Согласно последним статистическим данным, 45% бизнеса в стране находится в тени.
— Статистика — это такое... Последнюю перепись населения Украины моя компания проводила в 2001 г.

И это перепись не только населения, она делает публичными и многие другие показатели. Перепись искусственно не проводится вот уже 17 лет. Но в оценке доли теневого рынка не надо быть экспертом, чтобы понять реальную картину.

Как руководство страны вело и ведет дела, если в приведенных показателях мы не достигли показателей экономики 1913 г.? В 2013 г. мы достигли уровня в 85% экономики 1989 г., потом просели еще больше.

Поэтому Украина — это “кукурузник”. Мы его получили в наследство, когда наша страна была очень богатой, поэтому еще летаем. А как, скажите, при одном из самых низких в мире показателе ВВП на душу населения в Киеве может быть такое фантастическое количество дорогих машин?!

Поэтому, конечно, бизнес должен быть прозрачным, конкурентным и социально ответственным. Все остальное — это не бизнес. А у нас пока по-прежнему доминируют распил и договоренности.

— Как быстро мы можем изменить эту парадигму?
— Это можно сделать за два года, а может, и быстрее — за полгода.

— Интересно, как же?
— У нас уже было два шанса. Мой любимый пример — “Оранжевая революция”. После нее еще какое-то время было очень приятно передвигаться по Киеву. Поэтому важен толчок.

Достаточно нескольких процентов (некоторые эксперты говорят — 2-3%) государственных людей (так называемая элита), озабоченных судьбой государства, проблемами национальной экономики, бизнеса и граждан.

Сейчас же мы должны констатировать, что у той гидры, у которой мы отрезали голову в 1990 г., 2004 г. и 2014 г., голова снова отросла.

И эти 2,5 млн человек, которые живут и пилят бюджет, принципиально ничего не меняют. Есть витрина, на которой иногда появляются интересные и талантливые люди, но за ней ничего не поменялось.

Несколько сотен людей способны поменять ход нашей унылой истории и реализовать красивые стратегии.

В очень короткое время можно вывести из тени значительную часть бизнеса, развить ключевые сектора — оборонную промышленность, энергетику и сельское хозяйство, опираясь на современные технологии. И эти три направления, как локомотивы, вытащат нашу экономику из болота.

— У вас были мысли изменить систему?
— Идти во власть… В последнее время я все-таки склоняюсь к мысли, что лучше будет с беспилотниками.

Я считаю, то, что мы делаем, приведет к изменениям в системе, хотя последняя всячески с нами борется. Но рано или поздно прогресс и технологии победят.

Это уже вторая, после повсеместного проникновения интернета, революция, которая происходит на наших глазах. И которая очень сильно повлияет на мироустройство.

Мир становится прозрачнее благодаря технологиям, хотим мы этого или нет. Ажиотаж вокруг криптовалют — это всего лишь предтеча новых финансовых систем. Это всего лишь первый звоночек.

Но уже через несколько лет такие технологии, как блокчейн победят. Что такое блокчейн? Это абсолютная прозрачность. Компьютер помнит все. Можно убрать человека, компанию, группу людей, а вот блокчейн не уберешь.

Поэтому я больше верю в технологии. Они позволят кардинально изменить мир.

— У вас было когда-нибудь желание уехать из Украины? И если да, то что вас остановило?
— У меня ни разу не возникало желание уехать из Украины насовсем. Хотел на год-два уехать поучиться и поработать, но чтобы насовсем — нет. Это мой дом. Почему я должен уезжать из дома?

— Что вас мотивирует в Украине, кроме того, что здесь ваш дом?
— Сейчас стало сложнее себя мотивировать. А вообще, дом у нас в голове. Моя голова хорошо себя чувствует в Киеве. Я живу в этом городе почти 36 лет. Это великий и вечный Город.

И, как я уже сказал, он точно будет одной из креативных мировых столиц. Потому что наряду с огромными проблемами и унылым настроением населения в общем, у нас есть молодежь, которая — как растения, прорастающие сквозь асфальт.

Гидра все укатывает нас в асфальт, но ростки появляются вновь и вновь. Для меня пример — Львов. Дали чуть-чуть свободы, и посмотрите, какой там предпринимательский дух, как прет свобода.

Недавно на Сенате Украинского Католического Университета мы беседовали с Владыкой Борисом (Гудзяком), обсуждали проблему утечки квалифицированных кадров. Мы пришли к тому, что сегодня в стране проживают около 30 млн украинцев.

Когда я сюда приехал, было 52 млн чел. Сейчас в Кремниевой долине в любой компании есть украинцы, в Сан-Франциско на улицах слышна украинская речь. В Польше, по нашим оценкам, около 4 млн украинцев. Это и плохо, и хорошо. Украина — наш дом, и люди будут возвращаться.

Но возвращаться другими — образованными, опытными, инновационными. Наша задача — создать условия для реализации и монетизации потенциала украинцев у себя на родине. Эта задача будет стоять уже перед новым руководством страны.

— Каким вы видите ваш бизнес через пять лет?
— В бизнесе важно как вовремя войти, так и вовремя выйти. Я часто цитирую Толстого: “Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему” — и добавляю, что в бизнесе все как раз наоборот: успех неповторим.

Поэтому бизнес-кейсы могут научить только тому, как избежать ошибок, но научиться успеху невозможно.

У нас (“Квазар-Микро”. — Ред.) был слоган: “Завжди на крок попереду”, который работал на этапе динамичного развития страны и индустрии. Ты задаешь тон и идешь впереди, а за тобой все движется.

А поскольку развитие на домашнем рынке остановилось, наблюдается упадок и сейчас наша экономика на 97% сырьевая (IT сегодня — тоже сырьевая экономика), то слоган уже не работает.

Весь мир идет в XXII век, а мы — в XII. Индивидуальные стремления в XXII век без соответствующего движения всех элементов экосистемы вокруг неэффективны.

Но я верю, что все равно будет новый цикл. И этот кризис закончится: либо по страшным сценариям, которые я даже не хочу озвучивать, либо поменяется все и наш слоган снова заработает.

— Что для вас важно сейчас?
— Видеть счастливых людей вокруг. В Киеве люди не такие жесткие, здесь всегда было больше радости и человечности. Но в последнее время в Киеве нет улыбок, нет больше радости. За исключением молодежи, которая всегда природно оптимистична.

А остальные люди перестали улыбаться. Как можно улыбаться зданию, которое строят вместо Сенного рынка? Как можно улыбаться этим варварам, которые последние 15 лет насилуют город и уродуют его?

Хочется вернуть улыбки. Потому что счастье — это когда вокруг тебя счастливые люди.

Ирина Чернявская

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №48 от 27.11.2017
Прочитано 3844 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
NOT ROOT---counter < 0 ---not Root, not-buy, counter fail---9---0

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.