Понеділок, 31 липня 2017 08:17

“Схем нет, контрабанда сведена к минимуму”

Игорь Пиковский, начальник Центральной энергетической таможни ГФС

Энергетическая таможня Государственной фискальной службы Украины — важная составляющая украинского рынка нефтепродуктов, активно участвующая в его деятельности. Ведомство было создано в 2005 г., а в 2011 г. Министерство доходов и сборов ликвидировало его, после чего была развернута схема безналоговых поставок нефтепродуктов группой компаний “ВЕТЭК”.

В 2014 г. Энерготаможня ГФС возобновила работу, и с того момента переживает перманентное реформирование. В этом году она изменила структуру и инициировала ряд законодательных новелл, которые окажут большое влияние на рынки. Об этих процессах БИЗНЕСу рассказал Игорь Пиковский, начальник Центральной энергетической таможни (ЦЭТ).

— В этом году изменились структура и компетенции ЦЭТ. Что это значит для ведомства?
— Мы меняем структуру постов. В частности, вместо восьми постов (в Киеве, Львове, Одессе, Николаеве, Купянске (Харьковская обл.), Сарнах (Ривненская обл.), Коростене (Житомирская обл.) и Полтаве. — Ред.) мы оставили четыре: “Центральный” в Киеве, “Западный” в Ривном, “Южный” в Одессе и “Восточный” в Полтаве. Эту структуру я предложил еще в 2016 г. Оптимизация постов уже позволяет нам увеличить количество секторов и отделов в местах, где это необходимо, по рыночному, а не по географическому принципу.

Также была расширена номенклатура грузов, подпадающих под нашу компетенцию, за счет бензолов, присадок, ароматических углеводородов, бутанов и изобутанов, эфиров и других компонентов, которые могут использоваться на топливном рынке. В то же время эта номенклатура неполная, и возможности Энергетической таможни еще не охватывают весь спектр товаров, которые могут использоваться как горюче-смазочные или топливные.

p 35— И какой вы видите выход?
— Есть два решения. Первое — получить все полномочия, избавившись от перекрестных полномочий с другими ведомствами ГФС. Второй — перейти на уровень аналитического и контрольного департамента в центральном аппарате таможни. Оба варианта имеют право на жизнь.

— Исторически сложилось, что рядом со словом “таможня” всегда следует слово “контрабанда”…
— Я бы сказал, не таможня, а граница. Все, что попадает на таможню, априори не может стать контрабандой.

— Вы можете оценить нынешние масштабы этого явления?
— Масштабной контрабанды топлива нет уже несколько лет. Есть отдельные каналы, по которым приходит по 2-3 тыс.т в месяц. Это, как правило, ресурс не для перепродажи, а для конечного потребления, и потребность в нем возникает преимущественно в какие-то пиковые периоды — посевная, уборочная и т.д.

Также есть небольшие рыбацкие лодки, которые “челночат” по 5-7 т и возят топливо с моря и с Дуная. Но это компетенция и ответственность пограничников и других силовиков. Системной контрабанды, когда оформляется один объем, а реально приходит в полтора раза больший, сейчас нет, и выстроенная система практически исключает ее появление.

— В некоторых СМИ тиражировались заявления о том, что якобы поставки дизельного топлива по неф­тепродуктопроводу “Прикарпатзападтранс” идут мимо вашего ведомства…
— Еще раз говорю: это — нонсенс. Невозможно. Мы контролируем ключевые точки в Новоград-Волынском (Житомирская обл. — Ред.), где происходит таможенное оформление ресурса, и в Смыге (Ривненская обл. — Ред.), где ведется учет топлива, отгружаемого на европейский рынок.

Поставки в режимах “Импорт” и “Транзит” полностью отслеживаются. Счетчики стоят на каждом пункте, поэтому ничего мимо таможни пройти не может. Кроме того, по цифрам транзита мы сверяем свои данные с данными венгерских коллег, и они полностью совпадают. “Оборванный транзит”, о котором пытаются говорить в ангажированных СМИ, я могу расценить как инсинуации.

Кстати, реформирование структуры Энерготаможни как раз учитывало возросшую роль трубопроводных поставок. Поэтому был сформирован и укомплектован пост “Западный” в Ривном.

— В 2017 г. возобновил работу нефтехимический завод “Карпатнефтехим”, для которого Кабмин утвердил щедрый льготный режим импорта нефтепродуктов в качестве сырья. Таможня может гарантировать, что ресурс, ввезенный без уплаты акциза, будет полностью использован в производстве?
— Безусловно. Без ложной скромности скажу, что мы сыграли важную роль в создании условий, о которых вы говорите и которые позволили запустить нефтехимию в Украине. Мы написали новые, отдельные коды на их льготную номенклатуру.

И “Карпатнефтехим” может ввезти топливо только для глубокой переработки. Выход этого продукта на рынок невозможен, поскольку для этого придется менять код товара и уплачивать полный акциз. Кроме того, мы четко лимитировали, какие на заводе могут быть остатки сырья. То есть накопление сырья позволено только в объеме, необходимом для поддержания технологического процесса.

Евгений Мочалов

 

Дополнительная информация

  • Номер: Бизнес №29-31 от 31.07.2017
Прочитано 335 раз
Другие материалы в этой категории: « Плюс труба, минус цены Восстание переработки »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
NOT ROOT---counter < 0 ---not Root, not-buy, counter fail---9---0

Раз на тиждень ми відправляємо дайджест з найцікавішими та актуальними матеріалами.