Капитализм — это большая сортировочная машина

Капитализм — это большая сортировочная машина
743

Кьелл Нордстрем, профессор Стокгольмской школы экономики

Мы все живем в Матрице. Это тот момент человеческой истории, когда на всей Земле функционирует одна система. На планете 219 стран, в 218 из которых рыночная экономика.

Одна только Северная Корея живет с другой системой. Это как если бы все жители Земли говорили на английском. Поэтому мы все говорим на одном языке, везде бизнес устроен примерно одинаково.

Сейчас мы наблюдаем рождение мультигородских корпораций вместо мультинациональных. Мы видим, как города начинают чувствовать свою независимость от страны и требуют свободы.

Лондон после Brexit заявил, что хотел бы остаться в ЕС. А Лондон — это треть британской экономики. И эта треть заявляет, что она имеет свой взгляд на вещи.

Что такое капитализм
Когда дети задают вопрос, что такое деньги, как им это объяснить? Рыночная экономика представляет собой машину, выполняющую всего одну операцию: сортировку вещей на эффективные и неэффективные. Это может быть что угодно — бизнес-школы, рестораны, любые компании и продукты.

Мы можем ускорить работу этой машины — дать ей информацию, чтобы она сортировала бизнесы еще быстрее и еще жестче.

Диджитал или смерть
Все, что может быть диджитализировано, будет диджитализировано. Нас будет окружать “умная” пыль. Кажется, скоро макияж станет “умным” и будет напоминать, что пришло время его смывать.

Всех интересует FAANG. Что это такое? Нет, это не маленький китаец. Это Facebook, Amazon, Apple, Netflix и Google. Всем приходится оглядываться на них. Если ваша идея вписывается в мир FAANG, вы сможете ее реализовать. Если нет — это будет трудно или невозможно. То же касается даже поведения.

Spotify приходится платить Apple, чтобы находиться в AppStore. Власть FAANG — это не хорошо и не плохо, это — стандарт. Если вам не нравится капитализм, вам пора в Северную Корею; если вам не нравятся города, живите в деревне.

Планы — это танцы с бубном
Нас с детства учили строить планы — для своей жизни, для страны, для компании. Все эти стратегии, бюджеты, расписания…

Но сейчас у нас есть проблема, и она называется “хаотическая система второго порядка”. Это как погода — очень трудно предсказать, что будет на следующей неделе. То же самое справедливо для акций и курсов валют.

Это означает, что сейчас планы превратились в африканский танец дождя. Вы можете очень хорошо танцевать, но дождь все равно не пойдет.

Единственная альтернатива планам — пробы и ошибки. Это то, чем занимаются ученые, — проводят эксперименты и документируют результаты. Эта логика приходит из университетов и лабораторий в бизнес и даже в правительства.

Как стать монополией
В капитализме деньги делаются через монополию. Нет монополии — нет денег. Все, что вам нужно, — создать в головах ваших потребителей монополию. Это можно сделать с рестораном, баром, авиакомпанией, это общий принцип.

Леди Гага — временная монополия, поэтому трудно найти ей замену. Если вы пригласили ее на свою рождественскую вечеринку, а она заболела, вам будет сложно найти вторую Гагу. Такие ментальные монополии создаются по большей части из скрытых знаний, чем вербальных.

Помните Volvo 242? Это же самая нелепая машина из всех, когда-либо выпускаемых. Настоящий восточно-германский танк! Почему она так странно выглядит? У людей был богатый выбор машин — премиум-автомобили, спортивные автомобили, секси-автомобили.

Но Volvo 242 — первый в мире автомобиль, который был целиком спроектирован как самый безопасный. Это была очень популярная модель, Volvo продала почти 3 млн таких машин. Но потом другие автопроизводители стали выпускать безопасные машины, и теперь все машины такие же безопасные, как Volvo 242. Компания утратила свою монополию.

Что делать
Если мы собираемся создать временную монополию (а это и есть задача бизнеса), у нас есть большая проблема. Лучше всех ее описал американский профессор Харолд Блум. Думаю, он лучший литературовед планеты.

Летом я был на его лекции. Закончив свою полуторачасовую речь, он развернулся и в дверях добавил: “Помните, дамы и господа: вы должны прочесть книги только 26 авторов, все остальное — их копии”.
Я называю это миром караоке.

Все машины выглядят одинаково, все отели выглядят одинаково изнутри и снаружи, все превращается в караоке. Главный вызов для бизнеса — вырваться из этой похожести, сохранить оригинальность в век
всеобщей стандартизации.

(с) Rusbase